Ваш выбор - жизнь!

Послушным воле Творца,
логике Природы,
голосу Разума

Навигация

Связаться

E-mail: vladimir.zhukoff2013@yandex.by

Телефон: +375 17 3761822

Сотовый: +375 29 6313536

Лечение в Израиле


Глобус Беларуси - Архитектурные и иные достопримечательности Беларуси:


Карты Беларуси:



Праздники сегодня

Болдова Е.Г. Онкологический больной и изучение резервов человеческой психики

Онкологический клинический диспансер №1, г. Москва

В 1988 году в Москве прошел советско-американский симпозиум «Резервы человеческой психики в норме и патологии». Участники симпозиума подчеркивали, что в век научно-технической революции человеку необходим «быстрый ум и творческая инициатива». Рассматривая психическое здоровье, как основу соматического благополучия, и американские, и отечественные ученые пришли к единодушному выводу об актуальности поиска резервов человеческой психики (4). События последних десятилетий (СПИД; террористические акты; глобальное изменение климата на планете) требуют от психиатров и психологов методов терапии, обеспечивающих эффективное и быстрое восстановление личности после пережитых событий. История психиатрии свидетельствует, что восстановление человека, его интеллектуальной активности - это сложный и зависящий от многих факторов процесс (3, 6). За модель изучения резервов человеческой психики, в настоящем исследовании, берется онкологический больной, как человек подверженный опасной для жизни ситуации. Клинические наблюдения показывают, что адаптация онкологического больного к жизни зависит от характера развития онкологического заболевания, варианта его течения, вида противоопухолевой терапии, особенностей преморбида личности. Однако на практике оказывается, что этих знаний недостаточно. Необходимо учитывать индивидуальную ситуацию больного. Под ситуацией, с точки зрения психобиологии, понимается не только внешний фон (семья, быт, общество, профессия, средства к существованию), но и психологическая установка (личная цель жизни на момент болезни, знания о болезни, ставшей препятствием на жизненном пути, осознание личностью возможности преодолеть ситуацию). Односторонний подход к проблемам онкологического больного породил недовольство обществом системой медицинской помощи в целом. В результате, в различных странах мира, стали образовываться группы социальной поддержки, из числа бывших больных и/или их родственников. Обращает внимание, что одновременно с творческой инициативой больных, учеными была выявлена зависимость между продолжительностью жизни онкологического больного и его отношением к болезни. Так, Greer H.S. показал, что у пациентов реагирующих на онкологическое заболевание «отрицанием», готовых «сопротивляться» болезни на всех этапах лечения, продолжительность жизни выше, чем у пациентов с противоположным стереотипом поведения (9), т.е. не способных адаптироваться к жизни, после установления диагноза и пассивно подчиняющихся обстоятельствам. Pettingale K.W. изучая уровень IgA в сыворотке больных раком молочной железы, установил, что независимо от характера опухоли, уровень IgA выше у лиц, умеющих управлять эмоциями (11). В последующие годы неоднократно было подтверждено, что холистический подход к реабилитации больных благоприятно отражается на течении и прогнозе онкологического заболевания (5). Вместе с тем, до сих пор отсутствует общепризнанная теория, объясняющая роль психических процессов в соматических преобразованиях. С одной стороны, ряд авторов выдвигали гипотезу о роли психологических факторов в этиологии рака. С другой - предполагалось, что депрессивные симптомы могут быть самостоятельными предвестниками онкологических заболеваний. Большинство же исследователей изучало влияние эмоций на течение и исход онкологического заболевания. Эксперименты на животных показали, если животное не способно или лишь частично контролирует стрессовое воздействие на организм, темп роста опухоли у него повышается. Возможность контролировать стрессовое воздействие замедляет рост опухоли. Похожие соотношения, как было выявлено, наблюдаются и у человека. Таким образом, стресс оказывает не однозначное влияние на течение онкологического процесса. И обнаруживает связь со способностью индивида контролировать стрессовый фактор. Анализ нейроэндокринных и психоэндокринных взаимоотношений в организме человека дает основание предполагать наличие, преимущественно для гормонально – зависимых форм рака, определенных периодов опухолевого процесса, когда эмоции действительно могут влиять на диссеминацию раковых клеток (12). К таким периодам относят: момент постановки диагноза, начала лечения и время рецидива. Общей чертой выделенных периодов является неопределенность исхода ситуации и тревожное ожидание личностью грядущих событий. Такую ситуацию пациент не может сам разрешить, поскольку ее исход ему неподвластен. Пациент может сформулировать причину своей тревоги, например, опасение перед скорой гибелью, страх перед осложнениями противоопухолевой терапии и т.д. Но исход ситуации все равно остается не определенным и тревога не исчезает. Новизна ситуации, разрушающая усвоенный раннее стереотип поведения и отсутствие достаточной информации для прогнозирования вариантов развивающихся событий порождают внутреннее напряжение, которое может приобрести гипертрофированный характер и вести к декомпенсации основных регулирующих систем организма от потери чувства реальности, срыву психической деятельности до развития соматических симптомов. Отчасти, это объясняется тем, что к феномену тревожного ожидания эволюционно человек не подготовлен. В животном мире аналогичных ситуаций нет, ибо для этого необходимо не только наличие развитого самосознания, но и способность прогнозировать, предвидеть варианты развивающихся событий. Изучение гормонов, участвующих в реализации тревоги показало всю тяжесть для организма ситуаций тревожного ряда: напряжение, враждебность к окружающим, беспредметность переживаний сочетаются с двумя пиками секреции тиреоидных гормонов и гормонов надпочечников. Это момент возникновения ситуации тревожного ожидания и период предполагаемого разрешения, когда тревожное ожидание и напряжение больного достигают максимума. Или наоборот, падают в связи с тем, что субъект становится безразличным к своей судьбе. При проведении психотерапевтических мероприятий в периоды тревожного ожидания необходимо учитыватьпотенцирующий эффект глюкокортикоидов и тиреоидных гормонов на исходное психологическое состояние. Принципиальным является вопрос, какие процессы лежат в основе кардинального изменения отношения больного к болезни? Одним из методов психоэндокринологической методологии, с помощью которой изучают биологию поведения человека, является изучение казуистических случаев. При содействии American Cancer Society в 1966 году была издана монография «Спонтанная регрессия рака» (Everson, T.C. and Cole, E.H.). Авторы обнаружили в литературе с 1900 по 1965 года 198 случаев рака, в которых первичные опухоли, рецидивы и метастазы самопроизвольно уменьшились или остановились в развитии. Под термином «спонтанный» Everson, T.C. и Cole, E.H. подразумевали, что регрессия происходит вне какого бы то ни было лечения или в результате терапии, которая носила паллиативный характер. Самопроизвольное исцеление от рака - это казуистические случаи. Они встречаются в отношении 1: 100 000 или 1: 80 000, т.е. в 0, 00125% (7). Но такие случаи есть. Изучение клинических примеров регрессии рака показало, что в ряде наблюдений онкологическое заболевание сочеталось с психическим. Заметим, устойчивость больных шизофренией и манией к органическим заболеваниям отмечалась давно. Так, шизофрению и онкологию Hahnemann S. относил к типичным примерам чередующихся заболеваний. Он установил, что опухоль регрессирует, когда шизофренический процесс берет верх, и наоборот (10). По мнению D.Greenberg (8) стойкая ремиссия депрессии на фоне терапии антидепрессантами у лиц, страдающих сочетанной патологией (биполярным аффективным расстройством и онкологическим заболеванием) позволяет сделать вывод. Тезис «онкологическое заболевание - это постоянный фактор, «провоцирующий» депрессию у онкологических больных» не является аксиомой. В пользу D.Greenberg говорят и данные статистики. Распространенность онкологических заболеваний среди больных эндогенной депрессией остается редким явлением и по частоте встречаемости не превышает распространенность в общей популяции. По всей вероятности, психические больные обладают рядом антистрессовых факторов, обеспечивающих их организму адекватную адаптацию к онкологической болезни. В этой связи представляет интерес опыт применения ЛСД у больных онкологическими заболеваниями (2). Под действием препарата у человека изменяется восприятие собственного тела, отношение к сигналам внешнего мира, развиваются галлюцинации. При этом ЛСД оказывало одновременно влияние на соматические и психические симптомы. Так, онкологические больные, длительное время страдающие болевым синдромом, через два-три часа после введения 100 микро граммов ЛСД отмечали резкое исчезновение боли в среднем на двенадцать часов. Диапазон эмоций от страхов до эротических ощущений, способность к перевоплощению во время ЛСД - сеансов (например, человек мог ощущать себя дельфином, попавшим в сети) укрепляло дух онкологического больного, его чувство самоуважения и способствовало формированию философского отношения к смерти. Эксперименты с ЛСД наглядно иллюстрируют бинарный эффект гормонов. Согласно гипотезе Белкина А.И о бинарности гормонального действия можно говорить лишь тогда, когда характер психических изменений и соматические сдвиги синхронизированы во времени и подчинены одной цели – адаптации организма к конкретной ситуации. Гормон, как информационный агент, обладает двумя основными характеристиками: содержательной, которая достигается за счет ситуации, в которой действует индивид, и ценностной, основанной на прошлом опыте субъекта. Без этих двух характеристик гормон «слеп», поскольку его влияние на психику проявляется лишь в конкретной индивидуально значимой для личности ситуации (1). Исходя из положения о влиянии гормонов на психику возникает вопрос, что уравновешивает, а главное синхронизирует многочисленные эффекты гормонов в нужном направлении? Отечественная школа психиатрической эндокринологии позволяет предположить, что таковым фактором являетсяустановка личности в сочетании с активной деятельностью. Именно активная, целенаправленная деятельность способна синхронизировать гормональные эффекты и направить их в нужную сторону. Дает возможность в ситуации тревожного ожидания усвоить новый стереотип поведения, заданный требованиями новой жизненной ситуации. Данное положение объясняет эффективность у больных онкологического профиля различных видов сознательной саморегуляции (релаксация, самовнушение, визуализация, медитация, биологически обратная связь и т.д.). Задачей современной психоэндокринологии является изучение влияния психотерапевтических методов на нейроэндокринную регуляцию, с целью получения направленных изменений в психике и соме (4). Данный факт мы рассматриваем как принципиальный для разработки новых подходов к мобилизации резервов человеческой психики как в норме, так и патологии.

Список литературы:

1. Белкин А.И., Ракитов А.И. Гормоны в информационной структуре человека: концепция и гипотезы. Сборник научных трудов «Вопросы теоретической и клинической психоэндокринологии», М. 1988. Стр.5-21.

2. Гроф С., Галифакс Дж.. Человек перед лицом смерти. М. 1995.

3. Жислин С.Г. Роль возрастного и соматогенного фактора в возникновении и течении некоторых форм психозов. М., 1956.

4. Психиатрическая эндокринология. Резервы человеческой психики в норме и патологии. Тезисы докладов советско-американского симпозиума. 5-10 сентября 1988 года. Москва. Стр.5-9.

5. Montgomery C.. Психоонкология: достижение зрелости? Ж. «Обзор современной психиатрии». Выпуск 6. 2000. Стр. 82-86.

6. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. Медгиз. М.1955. Том 1. Стр.5-17.

7. Everson T.C. and Cole E.H. Spontaneous Regression of Cancer. Philadelphia and London. 1966.

8. Greenberg D.B. Depression in patients with cancer. J. Psycho-oncology, 1992. Vol. 1: 197-198.

9. Greer S. Psychological enquiry; a contribution to cancer research.-Psychol. Med., 1979,9,81.

10. Kasad K.N. Iscador therapy of cancer. Bombay. 1990. P. 76-78.

11. Pettingale K.W., Greer S., Tee D.E.H. Serum IgA A and emotional expression in breast cancer patients.-J. psychosom. Res., 1977,21,395.

12. Stoll B.A. Is hope a factor in survival?-In: Mind and Cancer Prognosis/Ed. B.A. Stoll.-London: John Wiley. 1979. P.199.

 
Истиочник: http://thanatos.oedipus.ru

<<ВЕРНУТЬСЯ К СОДЕРЖАНИЮ РАЗДЕЛА

<<ВЕРНУТЬСЯ К СОДЕРЖАНИЮ РУБРИКИ