Ваш выбор - жизнь!

Послушным воле Творца,
логике Природы,
голосу Разума

Навигация

Связаться

E-mail: vladimir.zhukoff2013@yandex.by

Телефон: +375 17 3761822

Сотовый: +375 29 6313536

Лечение в Израиле


Глобус Беларуси - Архитектурные и иные достопримечательности Беларуси:


Карты Беларуси:



Праздники сегодня

Как хочется жить

Реальная история, основанная на личном опыте и отвечающая на важнейший вопрос: «Можно ли вылечить рак?» 

Рак лечится! К.Кудинова. "Как хочется жить"

 
 

Каролина Кудинова

 
 
 
 

Целый год я шла к написанию своей истории. Истории, как я узнала о своей болезни, как я рвалась и металась, задаваясь  вопросом: «Что делать?», и как, наконец, сумев сосредоточиться на определённой цели, я победила эту болезнь. Весь этот период от начала до конца занял почти два года. Может, кто-то подумает, это не срок. Наверное, но для меня это время срок, как срок теперь каждый день, каждая минута, которые я очень ценю и берегу. Это был сложный период в моей жизни и только теперь, пройдя его, я могу обдуманно и спокойно поделиться им. Надеюсь, мой рассказ кому-то пригодится в преодолении каких-то сложностей и в решении ситуаций, кажущихся порой безвыходными. Пусть это будет моя небольшая частичка в поддержку Вашего желания жить и побеждать.

В начале весны 2012 года я обнаружила у себя небольшой узелок в левой груди, обнаружила легко, он сам дал о себе знать. Недолго раздумывая, я поехала на осмотр к врачу. Порой такое бывает, что ни с первого, ни со второго раза никто ничего не заметил. Врачи удивлялись: «Что вы себе придумываете проблемы, у Вас всё замечательно». Но боль же не проходила? Как бы я себя не успокаивала и не уверовала, что все прекрасно. В итоге пришлось настоять, чтобы сделали пункцию, иногда, действительно, надо самой контролировать ситуацию. Сделали. Как полагается, через 10 дней готов результат.

В этот день, мой сыночек Юраша, которому на тот момент было 8 лет, поехал со своим классом  на экскурсию, на Мосфильм. Тема была, как снимают мультяшки, очень весёлая и интересная программа для всех возрастов. Дочь Екатерина уехала в универ на учёбу, в тот год она училась на 3 курсе. А я поехала за своими результатами. Не успела я войти в кабинет, врач без особого такта ошарашила меня с ног до головы известием: «У Вас рак».

Многие женщины проходили через этот шок, этот страх, эту, казалось бы, безвыходную ситуацию, мысли путаются в голове: «Что делать, в какую сторону бежать, что будет с моей семьёй, буду ли я жить вообще?» Полная каша в голове, спать не можешь, мыслить нормально не можешь, думаешь только об одном. А дальше, по истечении какого-то времени – это уже зависит от многого, – начинаешь приходить в себя и более-менее раскладывать по полочкам свои дальнейшие действия, направленные только на тягу к жизни.

Я получила удар, я не могла в это поверить и вообще, что это происходит со мной, но надо было взять себя в руки и ехать за сыном в школу. Весь обратный путь за рулём я рыдала, я жалела себя. Я позвонила мужу, дочери, мне надо было выговориться. Но тут происходит настоящая мистика: в этот день, в одно и то же время, когда мне объявляют диагноз, мой муж теряет сознание на работе, прямо на ступенях. И его увозят в больницу, накладывают швы на подбородок. В итоге, моя дочь и супруг приезжают в школу, чтобы меня поддержать. Кстати, моего мужа также звать Юрий, Юрий-старший. В этот день у него должна была быть важная встреча, он поехал просто красавчиком. А здесь такое навалилось. Но, главное, близкие люди приехали, на душе стало немного полегче.

Вскоре, приезжает Юрик-младший, по нашим лицам и что нежданно-негаданно для него все члены семьи собрались, он понимает, что что-то здесь не то. Он начал нервничать, плакать, чтобы его посвятили в суть дела. Я не знала, как правильно поступить: с одной стороны он не достаточно взрослый, чтобы его грузить такой проблемой, а с другой стороны, быть не подготовленным и увидеть все страдания и изменения мамы, было бы для него ещё хуже. И я решаюсь ему рассказать. Мне было безумно жалко его, потому что зная его характер маленького мужчины – не показывать свою слабость, свои эмоции, – я чётко вижу, что до конца он не понимает какая эта болячка и чем она может грозить. Сердце моё разрывалось на части, видя в глазах сына страх и безысходность.

Короче говоря, нужно было какое-то время, но не долгое, чтобы призадуматься о своём поведении, настрое. Никаких соплей, никакого угрюмого настроения – говорила я себе. Это просто простуда, её надо  просто переболеть и никакой жалости  окружающих к тебе и к самой себе. Вот здесь то и начинаются самые психологически тяжёлые испытания для человека. От этого зависит весь, я бы сказала, результат выздоровления.

В таких случаях медлить нельзя и я поехала на приём  к разным врачам, по разным больницам, чтобы услышать побольше информации и понять, какие мои дальнейшие действия. Честно не знаю, как другие проходили этот путь, но мне все врачи без исключения говорили: «Удаляем грудь, яичники, вы облысеете, Вас будет рвать», а самое ужасное: «Вам осталось жить 2-3 года в лучшем случае». И это все было сказано при размере опухоли 2мм. А что же делать тем, у кого опухоль больше? В общем, по их словам нужно  было «склеить» ласты и никакой борьбы за жизнь, исход понятен?!. Здорово, кому повезло с нашими врачами, но не мне. Мы начинаем искать другие пути, главное искать, ответ всегда найдётся. И он действительно нашёлся.

Я улетаю на обследование в Германию. Кто-то будет читать это и подумает: «Конечно, у неё нашлись деньги, а что делать тем, кото не может себе это позволить?» Действительно, мне повезло, не спорю. Но диагноз никто не отменял и лечение тоже. Свою маму от этих вестей оберегала до последнего, боялась, как бы с ней ничего не случилось.  Но она молодец, отнеслась стойко. Теперь задача стояла в поиске клиники и в деньгах. Я очень благодарна своим близким, за ту материальную поддержку, которую они оказали.

Приехав в Германию, мне повторно делают пункцию, так принято. И вот моё удивление и радость, словами не передашь, мне говорят: «Всё чисто, но убрать узелок надо». Меня кладут на операцию, а удаленный узелок отправляют на гистологию.

В Германии врачи тоже ошибаются. Диагноз, к сожалению,  подтверждается худший.

Честно говоря, не знала, как на всё это реагировать, верить – не верить. Была как во сне, до конца не верила в происходящее. Подсознательно себя настраивала на всё, чтобы легче было воспринимать информацию. Через неделю опять пришлось лечь на операцию, чтобы все до конца подчистить. Рядом со мной дети и муж. Я думала, на этом все мои мучения закончатся. Но нет, большая часть лечения была впереди.

Впереди мои жизненные перемены, пересмотр многих отношений и к себе и к окружающему. Происходит встряска всего организма в целом. Начинается настоящая борьба за жизнь.

Мне назначают лечение по полной программе: 6 химий и 33 облучения. Это независимо от того, какая размерами опухоль. Жить я там не могу в промежутках между химиями, поэтому принимаем решение летать на процедуры. По истечении столького времени, очень ярко помню своё состояние после первой химии. Но это надо пройти, как бы сложно, мучительно больно бы не было. Есть слово – надо. Я научилась во время приступа расслаблять организм, я разговаривала с ним, уговаривала его, и мне действительно становилось легче. Потом начинаются перемены с внешностью. Тоже реально трудный момент для каждой женщины.  Но, только пережив это и победив, я могу с уверенностью сказать: «Никакая внешняя красота не важна при больном организме!» Я поняла это, только пройдя этот путь. Всё восстанавливается, все функции восстанавливаются, Ваше очарование тоже, просто надо приложить максимум труда, бездну упорства.

Я  летала на процедуры каждый 21 день, как на работу, если можно так выразиться. Мне очень было по душе отношение немецких врачей, их подход, они тоже вселяли веру. На процедурах я наблюдала, сколько разновозрастных людей подвержены этой болезни и как они поддерживают друг друга. К моему сожалению, я не владею немецким языком, но когда мне приходилось сидеть под капельницей целый день, со мной старались многие общаться: пусть это просто улыбка или какая-то их фраза, или предложение булочки с соком – ты понимаешь, что ты не одинока.

Один раз меня задержали очень допоздна, и мне пришлось  со своей капельницей отправиться на другой этаж. Очень уютный коридор, на каждой двери висели какие-то фигурки, стены выкрашены в пастельные тона, поразила тишина, при наличии большого количества дверей. Потом я уже узнала: здесь находились обречённые люди, для кого «рак» стал приговором. Мне на глаза попался большой, затёртый, коричневого цвета альбом для записей, это были последние записи самих пациентов и их друзей и родственников. Было много детских  рисунков с ангелочками, с человечками в обнимку. Слёзы текли из глаз, когда я просматривала страницу за страницей, при этом даже не понимая, что там написано, вполне можно было догадаться.

Всякий раз, когда мне надо было проходить свои процедуры, мой взгляд волей-неволей останавливался на отношениях между собой пожилых людей, насколько их глаза были полны нежности и надежды. Как трогательно они держались за ручки, давая спокойствие другому, что он рядом. Всё окружение людей, врачей давало большой стимул. Порой казалось, что все разом сплотились на борьбу с этой тяжелой болезнью и что всех объединяет одна цель – выжить..

Почти шесть месяцев ушло на мои перелёты. Никогда в жизни я так много не летала. И каждый раз это было новое испытание, другое настроение, разное состояние. И с этим надо жить, жить и стараться радоваться каждому дню, радоваться успехам и промахам детей, оказывать душевную поддержку дочери на стадии юношеской любви. Стараться и о себе не забывать, потому что, особенно, хотелось выглядеть достойно. Действительно, начинаешь задумываться о смысле жизни, чтобы ты ещё хотела сделать, что не доделала, появляются мысли и идеи, которые никогда бы в другом физическом состоянии не пришли бы.

Когда я закончила свой курс химии,  мне надо было  немного восстановиться и по новому лететь – уже на облучение. Наступал ещё один достаточно долгий период лечения – он занимал до двух месяцев. Возникла проблема, с кем останется наш сын. Я не могла оставить его на такой долгий период: муж работает, дочь учится, бабушку тоже напрягать не хотелось, да и он слишком нервничал, чтобы я его не бросала. Пришлось договариваться с его учителем, чтобы отпустила. Она вошла в положение, дав нам всевозможные задания, чтобы мы так много не пропустили. И в январе 2013 он улетает со мной. Спасибо громадное, Вера Дмитриевна, за поддержку и понимание.

Рак лечится! Каролина Кудинова с сыном ЮройМы взяли с собой уроки, игры, фильмы, всё казалось бы необходимое. По приезду туда, нами была уже арендована  небольшая, однокомнатная квартирка. В больницу надо было ездить на общественном транспорте, не более 25 минут, каждый день (кроме выходных) и мы ездили. Благо процедура занимала всего 5 минут, чтобы ожога не было. А всё остальное время мы посвящали себе. Чтобы сын себя не чувствовал ущемлённым, я его стала водить в бассейн, сама бегала на беговой дорожке, чтобы суставы не так болели,  бегали вокруг дома по вечерам, ходили на немецкие фильмы – это смешно, додумывать происходящее. Иногда ездили в ботанический сад, какое многоцветие и буйство красок, просто загляденье. Старались жить и ни о чём плохом не думать. Порой мне думается, что эта история со мной сделала моего мальчика  настолько взрослым не по годам, настолько вдумчивым и понимающим. Настолько он стал моей опорой, спасибо мой родной.

Кельнский собор.

Однажды, прогуливаясь по вечерним улицам города, а мы на тот момент жили во Франкфурте-на-Майне, мы с сыном увидели рекламу фестиваля ирландских танцев, проходящих в Кёльне. Я обожаю эти танцы, и мы с сыном решаем купить билеты на этот потрясающий концерт. Наступил  долгожданный день, и мы на поезде отправляемся в Кёльнский оперный театр. Какое же это было впечатляющее шоу, сколько незабываемых и счастливых впечатлений мы получили.Как раз то, что так нам было необходимо. В заключение нашего вечера, мы решаем с сыном подняться на высоту Кёльнского собора, загадав каждый желание, и мы шли, передыхали и снова шли, сила исполнения заветной мечты была прочнее, чем какие-то 509 ступенек, и мы преодолели этот путь, пройдя 157 метров вверх. Это было наше общее достижение. Врачи приятно недоумевали, что пройдя 24 облучения, меня ещё понесло и хватило на покорение вершины. Понятно, что видимо, здесь ничего особенного, но мы это сделали.

Время потихоньку движется вперёд, мне остаётся ещё 9 процедур и я свободна. Каждый день я считала: «Ну вот ещё 30, только начало моей эпопеи, а вот уже половину прошла». И так до самого завершения, и так ещё один шаг к моему выздоровлению, к моей победе. Рак лечится, в этом нет никаких сомнений, главное, не ленится и быть ответственным за свою жизнь.

Я понимаю, что очень много людей выстрадало, переболело этой болезнью, у каждого своя история, свой подход, свои накопившиеся методы и советы. Я хотела поделиться своей историей, своим преодолением. Мне хочется сказать, можно находиться везде, в любой точке мира, с любым заболеванием, всё зависит настолько от самого человека, от его силы воли, от его веры в лучшее, от его действий и стремлений. Даже выехав на лечение за границу, можно свести на нет обнадёживающие результаты, свою жизнь, если не прикладывать усилий. Не буду лукавить, денежные средства тоже очень важны, но вера прежде всего.

Я очень хотела жить, и прикладывала массу стараний и усилий для этого. Я старалась быть борцом и победителем в своей истории.

И я это сделала. Я живу.

Постскриптум:  Хочется всем пожелать не терять веру и не сдаваться.

<<ПЕРЕЙТИ К РАЗДЕЛУ "ТЕМАТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ"

<<ПЕРЕЙТИ К РАЗДЕЛУ "ПРИМЕРЫ ИЗ ПРАКТИКИ"

Система "ОНКОНЕТ": Лечение рака. Профилактика рака