Ваш выбор - жизнь!

Послушным воле Творца,
логике Природы,
голосу Разума

Навигация

Связаться

E-mail: vladimir.zhukoff2013@yandex.by

Телефон: +375 17 3761822

Сотовый: +375 29 6313536

Лечение в Израиле


Глобус Беларуси - Архитектурные и иные достопримечательности Беларуси:


Карты Беларуси:



Праздники сегодня

На игре, как на игле

Лудомания – патологическая страсть к азартным играм – недавно была внесена в реестр психических заболеваний и разместилась в специальном справочнике рядом с пироманией.

Научные сотрудники Института психиатрии имени Бехтерева Виктор Зайцев и Алиса Шайдулина знают о лудомании если не все, то многое. Именно их отделение занимается возвращением к жизни патологических игроков. 

ЭКСТРАСЕНСЫ ИЛИ КАПСУЛОТОМИЯ?
 
– Как вообще появилась идея создания такого отделения?

– Абсолютно случайно. В 1996 году пришли два пациента с одной проблемой. Один из них был слесарь, зарабатывал совсем мало, но всю зарплату умудрялся просаживать. Второй был кровельщиком, деньги ему платили по выполнению заказа, в общем, он мог их утаивать от жены, поэтому играл довольно долго. Потом появились еще двое клиентов, уже повыше статусом. Один из них, правда, только что отсидел четыре года за то, что растратил деньги, принадлежащие фирме. Вышел – и снова стал играть. Второй продал автомобиль, который тоже ему не принадлежал... В общем, проблема стала нарастать. А в Америке, кстати, еще в начале прошлого века действовали несколько институтов, которые помогали завязнувшим игрокам. Сейчас проблемой азартных игроков занимаются только в Москве и Питере. Правда, во многих городах действуют частные кооперативы, которые предлагают свои методы реабилитации. Лечить от игры вызываются и некоторые экстрасенсы: у них самый распространенный метод – дарить пациенту какой-нибудь заряженный талисман, который заставляет проходить мимо залов с автоматами, не оглядываясь. Некоторым он действительно помогает.

– И сколько стоит один курс?

– Минимальный курс – десять сеансов – это шесть тысяч рублей. Правда, лучше пройти два. Начинается все с химических препаратов, потому что многие игроки приходят морально истощенные. Кстати, хорошие антидепрессанты немного помогают сдержать влечение, но не гасят его совсем. Затем психиатр уже ведет с клиентом индивидуальные беседы, выясняя подробности его предыдущей, доигровой жизни, нащупывает основные ценности... Когнитивно-поведенческая терапия: сначала меняют поведение, потом – мышление.

– А хирургическое вмешательство?

– Американцы делают трепанацию. Это называется капсулотомия и цингулотомия. Вырезают какой-то там участок мозга, который отвечает за патологическую зависимость. Но у нас до этого еще не додумались.

ЗАВИСИМОСТЬ – ЭТО НАВСЕГДА

– Игровые автоматы появились у нас сравнительно недавно. Кем эти игроки были раньше? Картежниками?

– Первые патологические игроки – это моряки загранплаваний и вообще те, кто бывал за границей. Что же касается других, то у них просто иначе проявлялась зависимость. Это вообще состояние перманентное. У нас был пациент, который сначала пил, потом был наркоманом, потом его каким-то чудом вытащили, но образовавшийся вакуум заполнить не успели. И он тут же стал играть. Зависимость никуда не пропала. Поэтому самое главное в лечении – это тут же найти человеку занятия, увлечения, безобидные соблазны.

– А кто они все-таки – ваши пациенты?

– Это успешные люди, которые не так давно крепко стояли на ногах. В свое время все они быстро сделали карьеру. Коэффициент интеллекта почти у всех не ниже 120. Очень жаль, но к нам они приходят, когда их уже совсем прижало. Некоторые наши пациенты пережили неудачные самоубийства: один вскрыл вены, второй наглотался таблеток. И это, поверьте, были не демонстративные попытки уйти из жизни в надежде, что спасут и простят, а настоящие суициды, которые просто чудом не увенчались успехом. Были наверняка люди, которым удалось уйти из жизни, но к нам они не попадают, и мы о них не знаем. Некоторым везет больше – их приводят родственники, как правило, еще на ранних стадиях.

– Когда игрок вылечится – это значит, что он больше не будет заходить в это заведение, или значит, что он будет играть, но аккуратно? 

– Конечно, не будет ходить, не должен ходить! Это же сродни наркомании! Вы можете представить заядлого курильщика, который вместо привычных полутора пачек «приучится» выкуривать одну сигарету в день? Это невозможно. Вот и с игрой та же ситуация: спастись от нее можно, только если не играть вообще. Такова, впрочем, наша практика: другие специалисты считают иначе. У нас был пациент из Финляндии, которому не смогли помочь на родине. Метод там был простой: идите в павильон, взяв с собой всего два евро, проиграйте их и возвращайтесь умиротворенным. Не помогало...

– Так, может, лучший способ лечения – это изоляция?

– Если только на всю жизнь. Наши будущие пациенты иногда стараются вылечиться самостоятельно и именно путем изоляции. Один как-то вышел на улицу, отобрал у первой попавшейся женщины сумку и тут же сдался милиции. Его посадили. Он действительно изолировал себя от автоматов, но только на тот срок, что сидел. Другой заперся в квартире, выбросил кости, карты, ни с кем не общался и стал ждать, пока не пройдет влечение. Кончилось тем, что он сам нарисовал карты и продолжал играть сам с собой.

В МЕТРО ВООБЩЕ КОШМАР ТВОРИЛСЯ

– В последние годы  среди игроков появилось много милиционеров, постовых. Знаете, почему? Им скучно улицу патрулировать, а тут теплый круглосуточный павильон под боком. У какого-нибудь припозднившегося кавказца «проверят документы» – появятся деньги на игру. А в метро вообще кошмар творился, там эти автоматы системы «Джекпот» на каждой станции стояли. Милиционеры, которые на станциях дежурили, из этих закутков не вылезали.

– А какие-нибудь есть автоматы самые опасные?

– По типу автоматов не могу ничего определенного сказать. Подсаживаются на все: и на барабанные, и на покерные. Например, автомат «Компот», который с вишенками, считается самой простой и примитивной игрушкой. Но есть патологические игроки, уже взрослые, которые играют только на нем. Но вообще опаснее всего именно система «Джекпот», которая была в метро. Эта бегущая строка, которую видит каждый, звон сыплющихся монет. Многие начинали играть именно в метро. Вот в Америке игровые автоматы запрещено устанавливать в местах, где скапливается много людей.

– Был случай, когда на Сенной площади проигравшийся игрок расстрелял в павильоне трех человек, в том числе двух работников этой «точки». Им вообще свойственна такая агрессия?

– Нет, максимум, что они делают, – бьют кулаком по аппарату. Но многие игроки вообще говорят, что азартные автоматы надо запретить.

– А вы тоже так считаете?

– Нет, мы считаем, что их надо просто собрать все в одном месте, чтобы там играли те, кто специально приехал сюда из другого района, чтоб поиграть, а не тот, кто шел мимо по улице и заглянул случайно. И поставить в этом центре хорошую охрану, организовать все как следует. Чтоб не было монополии, сделать три-четыре таких центра в разных районах (согласно Федеральному закону от 29 декабря 2006 года № 244-ФЗ с 1 июля 2009 года любая игорная деятельность, за исключением букмекерских контор и тотализаторов, может осуществляться только в четырёх специальных игорных зонах страны).

ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ВЫИГРАТЬ У АВТОМАТА

– Когда мы только начинали работать в этом направлении, нас тоже очень интересовали все эти методики: математические выкладки, психологические... Ведь почти у каждого игрока есть своя система. Многие эти автоматы персонифицируют – наделяют человеческими качествами. И ждут, на полном серьезе ждут, что сейчас он наестся и начнет возвращать все, что съел. Или заводят себе любимый автомат, который просто обязан рано или поздно ответить взаимностью. Но все эти системы сводятся в основном к одному: поймать момент, когда аппарат начнет «давать». Например, трогают аппарат: если он теплый, значит, за ним только что кто-то сидел и набил его деньгами.

– Но ведь это может означать: только что сидел и снял джекпот...

– Ну, это кому как хочется думать... Забавно, что сначала почти все принимаются искать систему, как настоящие математики, с помощью теории вероятности. А потом, видимо, в ней разочаровываются и начинают ждать чуда. Впрочем, у нас был пациент, который говорил, что выиграл с помощью своей системы около 50 тысяч долларов. Но потом все равно не удержался. Еще один утверждал, что научился побеждать покерный автомат: действуя по его системе и играя без перерыва двое суток, можно было оказаться в плюсе рублей на тридцать. Но не знаю, стоит ли такой выигрыш свеч... Думаю, что единственный способ выиграть у автомата, – это его испортить. То есть вступить в сговор с оператором и вместе вынимать из него деньги, откровенный криминал, короче говоря (в 2000 году такой случай действительно был, и оператору павильона на станции метро «Елизаровская» удалось обыграть аппарат на 25 тысяч рублей. – Н.А.)... Если бы была эффективная система выигрыша в автоматы, обогатились бы в первую очередь те, кто ее разработал. И не стали бы они ее тиражировать, уж поверьте.

– А вы сами в автоматы играете?

– Играем иногда. И наслушавшись от пациентов рассказов обо всех этих системах, могли бы, наверное, здорово обогатиться. Если бы это и в самом деле были действенные методики.

ИМ ХОЧЕТСЯ ВЫИГРАТЬ НАСТОЯЩИЕ ДЕНЬГИ
 
– Профессиональные крупье к вам часто попадают?

– Редко, но бывают. Вообще во многих казино с будущих крупье берут подписку, что они сами не будут играть. Некоторые крупье сами просят, чтобы их внесли в «черный список» всех игорных домов. Интересно, что многие приходят работать в казино или в зал автоматов, уже чувствуя за собой такое влечение. И надеются, что созерцание чужой игры поможет им избавиться от этого пристрастия. Помогает, но не всегда. А иногда наоборот – приходит вполне уравновешенный молодой человек работать в зал оператором, а потом сам на эту иглу попадает. У нас был один пациент, который когда-то сам держал автоматы. То есть сначала он занимался перегонкой машин, потом, заработав денег, купил на паях с другом несколько автоматов. И тут же сам начал в них поигрывать. Потом решил, что выигрывать у самого себя – это не тот азарт. И делал так: снимал кассу в своем автомате, переходил улицу и шел в другой павильон, где проигрывал все это до копейки. В конце концов разорился.

– То есть им все-таки не сам процесс важен. Может ли игрока спасти игрушечная рулетка, на которой он играл бы сам с собой.

– Нет, не может. Ему все-таки хочется выиграть настоящие деньги. И он надеется с помощью автомата раздать долги. Некоторые играют в компьютерных «блэк джека» и «однорукого бандита», но удовлетворение получают редко.

Нина Астафьева
Addictions.ru