Ваш выбор - жизнь!

Послушным воле Творца,
логике Природы,
голосу Разума

Навигация

Связаться

E-mail: vladimir.zhukoff2013@yandex.by

Телефон: +375 17 3761822

Сотовый: +375 29 6313536

Лечение в Израиле


Глобус Беларуси - Архитектурные и иные достопримечательности Беларуси:


Карты Беларуси:



Праздники сегодня

Научные статьи

Химико-фармакологическая характеристика препарата АСД

К вопросу определения показателей качества препарата Антисептик Стимулятор Дорогова АСД-2

Действие бионормализатора Д5 на отдельные физиологические и биохимические показатели организма крысы

 

 

 Химико-фармакологическая характеристика препарата АСД

3. И. ДЕРЯБИНА, кандидат биологических наук. А. В. НИКОЛАЕВ, кандидат химических наук (Лаборатория фармакологии  и токсикологии;  зав. лабораторией – кандидат ветеринарных  наук Д. Д.  Полоз)

Тканевый лекарственный препарат АСД (антисептик стимулятор Дорогова) является оригинальным отечественным препаратом, изготовленным по специальной методике, разработанной кандидатом ветеринарных наук А. В. Дороговым (ВИЭВ) в 1948 г. Препарат представляет собой продукт глубокого терми­ческого распада тканей животных. Он изготовляется биофабриками путем сухой перегонки мясокостной муки и выпускается в виде двух фракций: АСД Ф–2 (для внутреннего и наружного применения) и АСД Ф–3 (для наружного применения).

Для отечественной фармакологии последних лет наиболее характерным является изыскание лекарственных средств из естественных источников или синтез веществ, которые по своей структуре и действию сходны с веществами, свойственными организму животных и человека. Их применение не приводит к накапливанию в организме вредных чужеродных соединений.

К таким средствам откосятся различные тканевые препараты,  которые  получили  широкое  признание в  нашей  стране и применяются в животноводстве, как эффективные стимуляторы при выращивании и откорме с.-х. животных и птиц, а также для лечебных целей при многих заболеваниях.

Теоретические основы тканевой терапии заложены еще академиком М. П. Тушновым в 1905г. Он придавал особое значение физиологической роли продуктов клеточного распада в обмене веществ, считая, что согласованность физиологических функций в организме зависит не только от нервной и гормональной систем, но и от промежуточных продуктов метаболизма. Особое внимание М. П. Тушнов обратил на действие продуктов распада белка. По его мнению, первичные высокомоле­кулярные продукты распада белка являются наиболее мощными физиологическими раздражителями. Они повышают общий жизненный тонус организма в целом, а с другой стороны. сохраняя химическую специфичность строения белка различных тканей, действуют наиболее активно на клетки той ткани, из которой они образовались.

М. П. Тушнов считал, что при парентеральном введении продуктов распада белка различных органов можно стимулировать деятельность гомологичных тканей, исправлять нарушение обмена веществ и устранять патологию! На этой основе построена теория применения гистолизатов (продуктов расщепления тканей из различных органов) для лечения различных заболеваний животных и человека.

С 1933 г. тканевая терапия получила дальнейшее развитие в работах академика В. П. Филатова, который установил способность переживающих на холоде тканей стимулировать регенеративные процессы в живом организме.

Теоретическая основа применения тканевых препаратов В. П. Филатова сводится к тому, что при неблагоприятных условиях в переживающих тканях накапливаются специфические активные вещества, вырабатываемые живыми клетками. Эти вещества были названы В. П. Филатовым биогенными стимуляторами. Биогенные стимуляторы образуются не только в тканях животных, но и в клетках растений при неблагоприятных условиях их существования. Биогенные стимуляторы Филатова применяются для лечения разнообразных болезней человека и животных, при этом специфичность ткани не имеет существенного значения.

Получение лечебного эффекта при различных по этиологии заболеваниях В. П. Филатов объясняет тем, что биостимуляторы не оказывают влияния на причину болезни. Они действуют на организм в целом, мобилизуя его естественные защитные силы и стимулируя физиологические и иммунобиологические реакции. Стимулирующее влияние осуществляется через нервную систему. Биогенные стимуляторы, изменяя активность фермент­ных систем, повышают уровень обменных процессов и устойчи­вость к различным патогенным воздействиям. Благоприятнее влияние биогенных стимуляторов на функции здорового организма послужило основой для применения их в животноводстве для стимуляции роста и привесов при откорме животных.

Среди существующих средств тканевой терапии препарат АСД занимает особое место. Он является мощным стимулятором жизненных функций организма, как при пероральном, так и парентеральном способах введения. При местном применении он помимо стимулирующего оказывает и антисептическое действие. Препарат не обладает ни гистологической, ни видовой специфичностью. Он оказывает действие при целом ряде заболеваний сельскохозяйственных животных. Заводской способ изготовления и удобная форма применения (через рот) позволяет широко использовать препарат в ветеринарии и животноводстве.

Химический состав препарата АСД

Основные исследования по изучению химического состава АСД были выполнены канд. химических наук А. В. Николае­вым в 1951-1956 гг.

Препарат АСД получают путем термического расщепления (сухой перегонки) животных тканей при определенной температуре. Как правило, при сухой перегонке органических ве­ществ (дерева, каменного угля, торфа) как конечные продук­ты получают деготь (смолу) и аммиачную воду (подсмольную воду).

Если провести аналогию с продуктами сухой перегонки каменного угля, вторую фракцию препарата АСД можно рассматривать как аммиачную воду, а третью фракцию как деготь.

Химический состав второй и третьей фракций препарата АСД является очень сложным: в его состав входит весьма большое количество разнообразных органических и неоргани­ческих соединений.

Вторая фракция препарата АСД представляет собой водный раствор разнообразных органических и неорганических соединений.

Она может содержать до 75% воды, большое количество азотистых соединений в виде аммиака, карбоната аммония, карбамината аммония, бикарбоната аммония, сульфида аммония, цианида аммония, роданида аммония, амидов кислот и аммо­нийных солей низших карбоновых кислот (уксусной, пропионовой, масляной, валериановой, капроновой и др.). Препарат АСД Ф–2 может содержать до 10-12% органических соединений, которые в основном состоят из амидов низших жирных кислот (до 25-30%) и аммонийных солей (до 30%).

Сера содержится в препарате в виде сульфида аммония, а также в виде органических соединений.

Во второй фракции в небольших количествах содержатся пиридиновые основания и фенолы, присутствие которых можно объяснить извлечением их из третьей фракции, где они содержатся в значительных количествах.

Третья фракция препарата по своему химическому составу являются более сложной, чем вторая фракция и содержит большое количество самых разнообразных соединений. Главной частью ее являются нейтральные соединения – углеводороды и метены (с температурой кипения до 360° и выше), которых содержится около 77,5%. пиридиновых оснований – 13,46% и фенолов – 5.23%.

Химический состав препарата АСД зависит от состава исходного сырья. Образцы препаратов АСД изготовленные из тканей самых разнообразных организмов – теплокровных, рыб, лягушек, насекомых, не имеют резких различий в составе и процентном содержании второй и третьей фракций.

Более глубокие различия в составе препарата АСД наблюдаются в том случае, если его готовят из материалов, отличающихся содержанием основных групп органических соединений, – белков, жиров и углеводов. Препарат АСД, полученный из свиного сала (жир), состоит в основном  из одной третьей фракции. Препарат АСД, полученный из крахмала  (углевод), состоит из одной второй фракции.

Препарат АСД, полученный из казеина (белок), состоит из второй и третьей фракций и больше всего отвечает техническим требованиям, предъявляемым к препарату АСД.

Химический состав препарата АСД в первую очередь зави­сит от наличия достаточного количества белка в исходном сырье и от того, в каких соотношениях находятся основные группы органических соединений (белки, жиры и углеводы). Мясокостная мука, идущая на изготовление препарата АСД, должна содержать протеина не менее 60-65%.

Третья фракция препарата АСД, применяемая для лечения кожных болезней человека и животных обладает некоторыми нежелательными свойствами. В чистом виде она сильно раздражает кожу, задерживает грануляцию ран и вызывает некоторые порочные явления, связанные с общей интоксикацией организма (при смазывании больных поверхностей кожи). Вследствие этого третья фракция АСД применяется не в чистом виде, а в форме масляных растворов различных концентраций.

Для устранения указанных нежелательных свойств третьей фракции препарата АСД из нее в 1953 г. А. В. Дороговым и А. В. Николаевым были получены новые фракции, названные АСД Ф–ЗА и АСД Ф–ЗБ.

Фракция АСД Ф–ЗА представляет собой подвижную жид­кость светло-желтого или желтого цвета, при хранении в не­плотно закрытой посуде темнеющую вследствие окисления кислородом воздуха. В воде она растворяется плохо, хорошо в спирте, эфире и маслах.

Фракция АСД Ф–ЗА является легким отгоном третьей фракции, она выкипает до 2250, в основном состоит из углеводоро­дов, которых она содержит до 50%, фенолов – 18,11% u пиридиновых оснований – 32.25%.

Фракция. Ф–3Б – густая жидкость с менее неприятным запахом, чем у АСД Ф–3, в воде нерастворима, хорошо растворяется в спирте, а эфире и маслах.

Препарат АСД Ф–ЗБ является высококипящим отгоном третьей фракции препарата АСД, выкипает до 350° (75%), почти совсем не содержат фенолов, в основном состоит из углеводородов, которых содержится около 60%, и значительного количества высококипящих пиридиновых оснований (около 12%).

Представляет большой интерес сравнительное сопоставление имеющихся в настоящее время тканевых препаратов по их химическому составу и другим особенностям.

Гистолизаты академика М. П. Тушнова, получаемые в результате ферментативного расщепления белка, представляют собой высокомолекулярные продукты его  распада (альбумозы, пептоны, полипептиды и аминокислоты). По концепции академика М. П. Тушнова, они обладают органной специфичностью и при введении в организме вызывают раздражение тканей гомологичного органа.

Химическая природа биогенных стимуляторов В. П. Филатова до сих_пор полностью еще не выяснена. Многие исследователи (А. В. Благовещенский (1947-1955), В. А.Бибер (1943), А. Т. Сысоев (1955)) считают основным действующим началом биогенных стимуляторов органические дикарбоновые кислоты щавелевую, яблочную, коричную, фумаровую, янтарную и др.), которые накапливаются в переживающих тканях в условиях пониженной температуры. Биогенные стимуляторы из тканей различных органов не проявляют ни видовой, ни гистологической специфичности.

Тканевые препараты, действующим началом которых являются продукты полураспада белка (гистолизаты Тушнова, препараты Румянцева), эффективны только при парентеральном введении. При введении через рот они разрушаются протеолитическими ферментами желудочно-кишечного тракта и теряют стимулирующее и лечебное действие. Эти препараты обладают органной специфичностью, что также свидетельствует о их белковой природе.

По своему химическому составу препарат АСД резко отличается от других тканевых препаратов. АСД Ф–2 содержит химические соединения, не имеющие какого-либо родства с белком и не расщепляется протеолитическими ферментами, его можно применять внутрь и парентерально. Препарат АСД не имеет ни видовой, ни_органной специфичности, так как при глубоком распаде тканей, который происходит при получении препарата АСД, стираются все различия, присущие органам и тканям, а также и отдельным классам живых организмов.

Параметры физиологической активности и токсичности препарата АСД

Препарат АСД фракция–2 обладает высокой фармакологической  активностью и относится к малотоксичным (3. И. Дерябина, 1951, 1965, из отчетов ВИЭВ за 1951, 1966 гг.).

При внутрибрюшинном введении мышам ЛД50 составляет 1480 мг/кг, максимальная переносимая доза 1200 мг/кг. Для морских свинок ЛД50 равна 900 мг/кг, а максимальная переносимая доза 700 мг/кг (дозы рассчитаны по Першину).

Для лошадей и собак минимальная действующая доза равна 10 мг/кг, при внутривенном введении мышам ЛД50 составляет 550 мг/кг, максимальная переносимая доза – 400 мг/кг, т.е. третья фракция в 2,5 раза токсичнее второй фракции.

По данным В.Т. Круглова (1945), животные способны переносить огромные дозы препарата АСД Ф–3 при пероральном введении. Так, в опыте по изучению эффективности АСД Ф–2 при бруцеллезе препарат вводился 118 коровам внутрь в виде 10%-ного водного раствора по 200 мл 20 раз в течение месяца. Только у 5 коров была отмечена глухость тонов сердца. У всех других животных не было выявлено заметных изменений со стороны их клинического состояния и продуктивности.

При изучении фармакологической активности и токсичности препарата АСД Ф–З В. Т. Круглов (1959) установил, что препарат при нанесении на неповрежденную кожу лошадей быстро всасывается и при многократных аппликациях (10 раз по 150 г) оказывает токсическое действие.

Особенно токсична фракция АСД Ф–ЗА. При внутривенном применении АСД Ф–ЗА взрослым лошадям в дозе 35-50 г наступает гибель животных через 3-4 минуты от паралича дыхательного центра. При нанесении ее на неповрежденную кожу жеребенка в количестве 150 г возникает отравление и гибель животного через 18 часов. Смерть наступает вследствие отека легких.

Фракция АСД–ЗБ нетоксична. Следовательно, токсическое действие основной фракции АСД Ф–3 обусловлено наличием в ней АСД Ф–ЗА, в состав которой входит большое количество фенолов и пиридиновых оснований.

Механизм фармакологического действия препарата АСД

Механизм фармакологического действия препарата АСД изучали многие исследователи. Выявлено многостороннее влияние этого препарата на организм. И. Е. Мозгов (1964) относит препарат АСД к фармакологическим стимуляторам. Его стимулирующее действие проявляется уже в малых дозах и особенно у больных животных.

Препарат АСД Ф–2 в разведении 1:3000, 1:10000 ослабляет сердечную деятельность, уменьшает амплитуду сокращения сердца и учащает ритм. Концентрация 1:100000 не влияет на нормальное сердце, в то время как на сердце животного, отравленного хлороформом, препарат АСД в указанной концен­трации оказывает умеренное, но стойкое стимулирующее действие.

Кровеносные сосуды под влиянием препарата АСД Ф–2 умеренно суживаются, а затем расширяются, повышается чувствительность к адреналину и понижается к ядам  (И. Е. Мозгов, Б. Н. Казаков, П. Н. Неграш, 1956).

Клинико-фармакологический анализ действия препарата АСД

По данным 3. И. Дерябиной (1951) и Л. В. Попозой-Батуевой (1954), при однократном введении АСД Ф–2 собакам и лошадям в вену в дозе 30-40 мг/кг в 10%-ном водном растворе наблюдаются следующие реакции: некоторое повышение температуры тела, замедление  пульса   на  2-4 удара   сразу после введения АСД, а затем его учащение, незначительное учащение дыхания, ускорение атриовентрикулярной проводимости сердца (по данным   электрокардиограмм), повышение артериального кровяного давления, увеличение наполнения артерий. Гематологические показатели при   однократном   применении препарата не меняются, а при  длительном   введении   препарата   АСД в крови увеличивается содержание эритроцитов и гемоглобина, в белой крови увеличивается содержание эозинофилов и моноцитов, появляются ретикулоциты, что свидетельствует об активизирующем действии АСД на элементы физиологической системы соединительной ткани.

А. П. Волоскова  (1954), Л. В. Попова-Батуева   (1954) при введении препарата АСД Ф–2 животным установили увеличение резервной щелочности крови, что является благоприятным фактором в жизнедеятельности организма, поскольку в организме создаются условия для нейтрализации  кислых продуктов.

Влияние препарата АСД на газовый и энергетический обмен

При изучении газового и энергетического обмена у собак (А. В. Дорогов, 3. И. Дерябина, 1957), которым препарат АСД Ф–2 вводили в дозе 100 мг/кг вместе с кормом в течение 3 и 9 месяцев  (по схеме Дорогова) было установлено повышение величины легочного газообмена, увеличение   артерио-венозной разности кислорода и кислородной емкости крови, повышение потребления кислорода тканями. Возрастала интенсивность энергетического обмена. Перестройка процесса обмена веществ была длительной; так как после 6-месячного перерыва в применении препарата АСД показатели газового и энергетического обмена у животных были выше исходных.

Усиление процессов газового и энергетического обмена свидетельствует о стимулирующем влиянии АСД на общий обмен веществ в организме, на повышение окислительных процессов в тканях. Животные, находящиеся под опытом, имели нормальное клиническое состояние и xopошую упитанность, что указывает на преобладание процессов ассимиляции над процессами диссимиляции.

В опытах А. В. Николаева  (1954)  изучено действие препарата АСД Ф–2 и органических соединений второй фракции на углеводный обмен у собак и кроликов. Установлено, что препарат АСД Ф–2 обладает слабым, а органические соединения препарата АСД Ф–2 выраженным гипогликемическим   дейст­вием.

Влияние препарата АСД Ф2 на нервную систему

В опытах на мышах и морских свинках (3. И. Дерябина, 1966) выявлено, что препарат АСД Ф–2 в умеренных дозах вызывает возбуждение ЦНС и ее высших вегетативных центров с признаками двигательного беспокойства животных, усиления секреции пищеварительных желез, усиления перистальтики, потоотделения, мочеотделения (М-холиномиметические эффекты). В токсических дозах, помимо перечисленных выше симптомов, препарат вызывает кратковременное возбуждение животных, которое сменяется угнетением ЦНС, нарушение координации движений, иногда тремор скелетных мышц, судороги. Одышка сменяется редким затрудненным дыханием брюшного типа в результате бронхоспазма и паралича дыхательных мышц грудной клетки (Н-холиномиметические эффекты). Гибель животных возникает вследствие асфиксии.

Атропин – М-холинолитик центрального и периферического действия, введенный животным за 10 минут до инъекции пре­парата АСД Ф–2, предупреждает развитие М-холиномиметических эффектов.

Спазмолитин (дифацил), блокирующий парасимпатические нервные ганглии и обладающий преимущественно Н-холиномиметическими свойствами, введенный животным до инъекции препарата АСД Ф–2, ослабляет развитие Н-холиномиметических эффектов.

Новокаин, обладающий свойствами блокировать передачу нервных импульсов в нервных стволах и ганглионарных синапсах (особенно в  парасимпатических ганглиях), также ослабляет токсическое действие препарата АСД Ф–2.

В опытах с ареколином – веществом М-холиномиметического действия – при комбинированном введении АСД и ареколина установлено явление синергизма. Ареколиновый тpeмop использован в качестве теста для анализа действия АСД.

Ареколинол в дозе 25 мг/кг у свиней вызывает тремор продолжительностью 7-14 минут (в среднем 8,5 минуты). Ареколин на фоне действия АСД  Ф–2   (1000 мг/кг) вызывает  более выраженный тремор, который продолжается 20-40 минут (в среднем 33.3 минуты). Следовательно, центральное М-холиномиметическое  действие  ареколина   усиливается препаратом Ф–2 в 3,7 раза.

У морских свинок ареколин вызывает тремор длительностью 10 минут. На фоне действия АСД Ф–2 (100 мг/кг) тремор выражен сильнее и продолжается 15-20 минут. Атропин ослабляет развитие тремора, вызванного комбинированным действием препарата АСД Ф–2 и ареколина.

Приведенные экспериментальные данные свидетельствуют о том, что препарат АСД Ф–2 обладает выраженными мускарино- и никотино-холиномиметическими свойствами.

В  опытах  3. И. Дерябиной (Отчет ВИЭВ за 1953), В. Т. Проворотово (1957)  у животных с выработанными условными рефлексами (кролики, лошади)  под влиянием малых доз препарата АСД Ф–2 (10 мг/кг)  при внутривенном введении тонус коры голов кого мозга повышается, что выражается в укорочении скрытого периода  рефлекса, в  медленном угасании положительного условного рефлекса; это свидетельствует о преобладании возбудительного процесса над тормозным. Через 5-6 часов условнорефлекторная деятельность восстанавливается,   уравновешиваются и качественно  усиливаются   процессы   возбуждения и торможения. Под влиянием более высоких доз препарата АСД Ф–2 (50 мг/кг)  происходит укорочение латентного периода рефлекса, растормаживание дифференцировок. Состояние возбуждения коры головного мозга длится 36-48 часов. Условно рефлекторная деятельность восстанавливается только через 5-6 дней.   К этому   времени   уравновешиваются и качественно усиливаются процессы возбуждения и торможения.

Таким образом, по характеру фармакологического действия на центральную нервную систему и ее высшие вегетативные центры АСД Ф–2 относится к мускарино- и никотино-холиномиметическим веществам. В малых дозах препарат усиливает корковые процессы возбуждения, и торможения, а в более высоких дозах, вызывает возбуждение центральной нервной системы с преобладанием возбудительного процесса над тормозным.

Влияние препарата АСД Ф2 на секреторную и моторную функции желудочно-кишечного тракта

Действие препарата АСД Ф–2 на секреторную и моторную функции желудка изучено достаточно подробно на собаках с изолированным желудком по И. П. Павлову и желудочной фистулой.

В опытах 3.И. Дерябиной (1951-1952) препарат АСД Ф–2, введенный собакам через рот вместе с кормом, в дозах 50-200 мг/кг вызывает увеличение секреции желудочных желез в 1,5-2 раза. Максимальное увеличение желудочного сока свя­зано с рефлекторной фазой секреции. При этом повышается общая и свободная кислотность и ферментативная активность желудочного сока, т. е. происходит биохимическая перестройка обмена веществ в секреторных клетках желудочных желез.

С целью выяснения механизма стимулирующего влияния препарата АСД Ф–2 на желудочную секрецию, применены фар­макологические анализаторы конкурентного действия пилокарпин и атропин, а у трех собак произведена двухсторонняя перерезка п.п. vagi (для исключения ваготропного эффекта).

Пилокарпин, как вещество М-холиномиметического действия, усиливает секрецию желудочных желез в 2 раза. Препарат АСД Ф–2 на фоне действия пилокарпина вызывает еще более интенсивное выделение желудочного сока (увеличение в 3-5 раз).

Атропин – вещество М-холинолитического действия, тормозит отделение желудочного сока. Препарат АСД Ф–2 на фоне действия атропина не вызывает повышения желудочной секреции ни в рефлекторной, ни в секреторно-химической фазе секреции.                                                                           

Поскольку фармакологический эффект АСД Ф–2 усиливается пилокарпином и снимается атропином, препарат АСД сле­дует отнести к фармакологическим веществам холиномиметического действия.

Холиномиметический эффект препарата АСД снимается двухсторонней ваготомией. У ваготомированных собак препарат АСД Ф–2 не вызывает увеличения секреции желудочного сока в рефлекторной фазе.

В опытах А.С. Вильчинской (1958), Э.Д. Степаняна (1956) моторная функция желудка под влиянием препарата АСД Ф–2 у собак усиливается. Стимулирующий эффект осуществляется через холинергическую нервную систему и зависит от исходного состояния центральной нервной системы. На фоне действия карбохолина и кофеина стимулирующий эффект препарата про­является очень выраженно и длительно, а на фоне действия атропина и тиопентала натрия препарат АСД не вызывает усиления моторной функции желудка.

И. Е. Мозгов, Б. Н. Казаков (1956), изучая влияние препарата АСД Ф–2 на функцию желудочно-кишечного тракта жвачных животных, установили стимулирующее действие препарата на перистальтику рубца и 12-перстной кишки и усиление процессов всасывания на протяжении всех отделов кишечника.

Таким образом, стимулирующий эффект препарата АСД Ф–2 на секреторную, моторную и всасывающую функции желудочно-кишечного тракта осуществляется через холинергическую нервную систему. Реакция холинергической нервной системы желудочно-кишечного тракта на препарат АСД зависит от фун­кционального состояния ЦНС. Нa фоне возбуждения стимулирующее действие препарата проявляется более интенсивно и длительно, а на фоне угнетения стимулирующий эффект препарата проявляется слабо.

Влияние препарата АСД Ф2 на рост и развитие молодых животных

Стимулирующее действие препарата АСД на многие физиологические функции организма, а именно, усиление процессов пищеварения и всасывания питательных веществ, усиление окислительных процессов и обмена веществ в организме животных послужило основанием для применения этого препарата в животноводстве с целью стимуляции роста и развития молодых животных (И. Е. Мозгов, 1964).

С. Щ. Саканян, С. Е. Торосян (1961-1963) при применении препарата АСД Ф–2 поросятам и цыплятам с однодневного до 2-месячного возраста получили повышение привесов у поросят на 10-16%, а у цыплят на 20-25%, при этом значительно снижается отход животных, что свидетельствует о повышении устойчивости организма к неблагоприятным факторам. Препарат вызывает также повышение привесов у свиней в период откорма, повышение яйценоскости у кур.

Влияние препарата АСД на иммунобиологическое состояние организма и процессы регенерации тканей

Препарат АСД Ф–2 стимулирует не только физиологические, но и иммунобиологические реакции в организме.

Введение препарата АСД Ф–2 лошадям продуцентам в период иммунизации их дифтерийным и столбнячным анатоксином повышает титр  антитоксических сывороток  (П. А. Сергеева, 1957). Препарат   способствует также повышению титра агглютининов у животных при получении пуллорозной агглютизирующей сыворотки (Т. Чурлис, 1955).

В. Т. Круглов (1955-1959), С. Е. Торосян (1963) установили повышение активности клеток ретикулоэндотелиальной системы. Препарат АСД Ф–2 и АСД Ф–3 усиливает поглотительную функцию РЭС. При раневых инфекциях у животных применение препарата вызывает прекращение развития инфекции, уменьшение отделения гноя, увеличение фагоцитоза макрофаг нейтрофилами, увеличение количества полибластов и макрофагов. Усиление регенеративных процессов способствует более быстрому заполнению раны грануляционной тканью и эпителимизации ее. По данным И. И. Хворостухина (1956), препарат АСД сокращает сроки формирования костных мозолей и сращения переломов.

Терапевтическое действие препарата АСД Ф2 и АСД Ф3

В ветеринарной практике наиболее широкое применение пре­парат АСД Ф–2 и Ф–3 нашел при лечении кожных, гнойно-септических заболеваний и раневых инфекций у лошадей, крупного рогатого скота, собак (В. Т. Круглов (1959); В. И. Рыж, М. Н. Суслов (1952); Ф. А. Шустовский (1952)); при лечении различных гинекологических заболеваний сельскохозяйственных животных и трихомоноза крупного рогатого скота (П. А. Бог­данов и др. (1952); А. В. Дорогов, А. П. Волоскоса (1957); А. И. Никитин (1959), А. М. Калимое (1960) и др.); при лечении мыта лошадей (Ф. 3. Амфитеатров (1954); Б. И. Боголепов (1952), Б. Н. Богданов (1952), В. А. Шубин (1953) и др.); при некробациллезе сельскохозяйственных животных (3. И. Рыж и А. М. Суслов (1954); Н. В. Стрижевский (1952)); при копытной гнили овец (А. К. Отрогов, И. Д. Цемко (1952)); при желудочно-кишечных заболеваниях (Ф. Н. Шустовский (1952); С. А. Карпеев (1953)).

Препарат АСД Ф–2 в сочетании с пенициллином оказывает терапевтическое действие при пневмониях сельскохозяйственных животных (М. В. Лысов (1952); С. Е. Торосян (1963))

В дозах, в которых препарат АСД Ф–2 используется для ле­чения животных, он не оказывает специфического влияния на возбудителей инфекций. Только в очень высоких концентрациях (в разведении 1:10, 1:5) препарат АСД Ф–2 проявляет бактерицидное действие в отношении белого стафилококка, золоти­стого стрептококка, пневмококка, мытного стрептококка. Вместе с тем препарат в небактерицидных концентрациях значитель­но повышает (в 8 раз) антимикробное  действие  пенициллина (И. Е. Мозгов  (1956); А. А. Золотых  (1954); С. Е. Торссян 1963 )).

При местном применении препарат АСД Ф–2 оказывает антисептическое действие  благодаря  наличию  большого количества аммиака и аммонийных солей, а АСД Ф–3 проявляет антисептическое действие благодаря наличию пиридиновых оснований и фенолов.

Препарат АСД (фракции вторая и третья, а также АСД Ф–ЗА) обладает    выраженным трихомонацидным  действием (П. Волоскова,  1957).  Препарат АСД Ф–2 и АСД Ф–3 принят как лечебное   средство   при   кожных заболеваниях людей в медицине в 1951 г. и внесен в   Государственную   фармакопею.

В ветеринарии препарат принят для лечения сельскохозяйственных животных при кожных, гнойно-септических, гинекологических болезнях, при трихомонозе крупного рогатого скота, мыте лошадей, некробациллезе сельскохозяйственных животных, копытной гнили овец, желудочно-кишечных   заболеваниях, первичном тимпанита крупного рогатого скота.

Препарат также применяют при общей слабости организма на почве плохого пищеварения, нарушения обмена веществ и после перенесения болезней.

Терапевтические дозы и методы применения препарата АСД Ф–2 и АСД Ф–3 при заболеваниях сельскохозяйственных животных изложены в Наставлении по применению препарата АСД в ветеринарной   практике   (Ветеринарное   законодательство, 1959).

Заключение

Препарат АСД Ф–2 и АСД Ф–3 представляет собой продукты глубокого термического распада белка и содержит низкомолекулярные азотистые органические и неорганические соединения. В состав АСД Ф–2 входят низкокипящие карбоновые кислоты жирного ряда в виде аммонийных солей и амидов. В состав АСД Ф–3 входят нейтральные соединения углеводородов и кетонов, пиридиновые основания и фенолы. Все эти соединения теряют сродство с исходным белком и не имеют ни гистологической, ни видовой специфичности. Они не подвергаются действию протеолитических ферментов желудочно-кишечного тракта (поскольку последние не способны так глубоко расщеплять белок) и всасываются в кровь в неизмененном виде. Биохимический механизм фармакологического действия этих низкомолекулярных соединений на организм еще не выяснен.

Препарат оказывает многостороннее влияние на организм. Он повышает обмен веществ и окислительные процессы, повышает резервную щелочность в крови, чем способствует нормализации обмена в тканях, улучшает процессы пищеварения, всасывания питательных веществ, стимулирует деятельность сердца и дыхания, стимулирует рост и развитие молодых с. х. животных. Препарат вызывает улучшение функционального состояния механизмов естественной резистентности, усиливает процессы регенерации тканей, стимулирует иммуногенез, вследствие чего повышается сопротивляемость к неблагоприятен воздействиям, в том числе и к возбудителям инфекционных заболеваний.

Стимуляция физиологических функций  и иммунобиологических реакций осуществляется через нервную систему, которая реагирует на введение очень   малых   доз   препарата. Высокая чувствительность нервной системы, по-видимому,   обусловлена изменением активности ее ферментных систем и в первую очередь окислительно-восстановительных ферментов.

Стимуляция роста животных и восстановление нарушенного обмена веществ у больных животных свидетельствует с том, что препарат  повышает синтетические  процессы   в организме. По-видимому, стимулирующий эффект АСД обусловлен накоплением в организме  животных биологически  активных  комплек­сов, в том числе ферментов.

Дальнейшее, более глубокое изучение химической структуры препарата АСД, выделение активных веществ в чистом виде, изучение биохимического механизма фармакологического действия этого препарата позволят разработать более рациональ­ные рекомендации по применению препарата в животноводстве и ветеринарии.

Литература

1. Амфитеатров Ф.3. Применение АСД в борьбе с мытом лошадей. Труды  Казанского  НИИ,  в.   12,  1963.

2. Багданов П.А. и др. Применение препарата АСД при лечении эндометритов. Журнал.  «Ветеринария» № 10,  1952.

3. Волоскова А. П. Действие  различных веществ на трихомонады. Труды ВИЭВ, т. 20, 1957.

4. Бельчинская А.С. К фармакологии препарата АСД. Ученые записки Витебского вет. института, т. 8,   1958, г.

5. Дорогов А.В. Применение препарата АСД в ветеринарной практике. Журн. «Ветеринария», № 11,  1951.

6. Дорогов А.В. Теоретическое обоснование и практическое npименение новых лечебных препаратов АСД в медицине. Сборник. Отчет о научно практической работе  поликлиник хозрасчетных учреждений Росгорздравотдела. М., 1956.

7. Дорогов А.В., Дерябина 3.И. Влияние препарата АСД  Ф-2 на течение окислительных процессов в организме. Труды ВНИИВСЭ. т.  II,  1957.

8. Дорогов А.В., Никифоров Н.И., Волоскова А.П. Терапия заболеваний половых органов препаратом АСД. Бюл. Научно-тех. информации ВНИИВСЭ, № 2, 1957.

9. Калимов А.М. Новый способ лечения коров при трихомонозе и па­тологии родовых путей. Изобретательство и рационализация в ветеринарии. М.. 1960.

10. Круглов В.Т. Цитологическая картина раневого экссудата при ле­чении ран препаратом АСД. Труды ВИЭВ, т. 22, 1959.

11. Круглов В.Т. О токсичности третьей фракции препарата АСД и ее компонентов при различных способах введения в организм. Труды BИИЭВ. т. 22.  1959.

12. Мозгов И.Е. Значение  биогенных стимуляторов  в  животноводстве. Журн. «Вестник с.-х.  науки» . №3,  1956.

13. Мозгов И.Е. Фармакологические стимуляторы в животноводстве. М. 1964.

14. Мучник С.Р. Основные теоретические  положения о биогенных стимуляторах. Украинская конференция по В. П. Филатову в животноводстве и ветеринарии. Рефераты докладов.   Киев,   I960.

15. Николаев А.В. О химическом составе и новых фракциях препарата АСД. Труды   ВИЭВ,  т.  22,   1959.

16. Панкратова А.Я. Третьякова А.И. Применение препарата АСД при мыте лошадей. Журнал «Ветеринария», №5, 1952.

17. Попова-Батуева Л.В. Действие препарата АСД на организм животных при внутреннем и наружном применении. Журн. «Ветеринария», №10, 1954.

18. Румянцева Г.Е. К теоретическим основам тканевой терапии. Ростов. 1953.

19. Сергеева П.А. Действие препарата АСД на титр антитоксических Материалы по обмену опытом СССР. Главное управление …… и стажировок. Т1…53. М. 1957.

 <<< ВЕРНУТЬСЯ К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА

<<< ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ РУБРИКИ

К вопросу определения показателей качества препарата Антисептик Стимулятор Дорогова АСД-2

В. Е. Абрамов, В. И. Абдрахманов, О. А. Дорогова, Г. В. Кирюткин, В. Л. Краснов.

В настоящее время продолжает оставаться актуальной задача разработки обоснованных методов определения показателей качества препарата АСД–2 (в дальнейшем – препарата), являющегося водной фракцией конденсата продуктов термического разложения мясокостной муки и широко применяемого в ветеринарной практике.
Известно, что АСД–2 представляет собой прозрачную летучую жидкость, от желтого до темно-красного цвета, с резким специфическим запахом, плотностью до 1,135г/см3. Препарат имеет щелочную реакцию и хорошо растворим в воде.
Требования к качеству препарата были обоснованы А. В. Николаевым [1], и З. И. Дерябиной [2], которыми было также установлено, что с химической точки зрения, препарат представляет сложную смесь неорганических азотистых веществ (до 15%) в виде солей аммония и органических веществ, среди которых были идентифицированы первичные и вторичные амины, карбоновые кислоты жирного ряда, их амиды и аммонийные соли, холиновые эфиры карбоновых кислот. Было также показано, что химический состав препарата зависит, главным образом, от качества исходного сырья – мясокостной муки, которая должна содержать не менее 50% протеина и 12-15 % липидов.
И в наше время, производители препарата продолжают ориентироваться на эти результаты, с момента получения которых прошло практически 50 лет.

В связи с этим нам представлялось целесообразным продолжение работ в этом направлении с учетом имеющихся современных методов исследований.
В серии сообщений мы намерены представить результаты комплексного исследования по решению вышеназванной проблематики.

Оценка возможности использования метода спектроскопии ядерного магнитного резонанса для определения химического состава органических соединений препарата АСД2

Рассмотрение существующих современных методов анализа органических соединений и их смесей показало, что в наибольшей мере нашим требованиям может удовлетворять метод спектроскопии ядерного магнитного резонанса (ЯМР).

Спектроскопия ЯМР представляет собой особый вид абсорбционной спектроскопии. Явление резонанса в спектре ЯМР наступает при поглощении электромагнитного излучения парамагнитными ядрами (в состав которых входит нечетное число нейтронов или протонов, например изотопы 1Н, 13C, 15N, 19F), находящимися в однородном магнитном поле.

Для измерения явления резонанса пробу исследуемого вещества в виде жидкости вносят в однородное магнитное поле напряженностью 104 Гс. Исследуемое вещество размешают в центр индукционной катушки, создающей высокочастотное (1-50 МГц) электромагнитное поле. Затем измеряют напряженность внешнего магнитного поля до тех пор, пока не наступит явление резонанса и образец не начнет поглощать энергию высокочастотного поля и ток, протекающий по катушке, возрастает. Изменение величины протекающего тока (резонансный сигнал) может быть измерено и зарегистрировано, т.е. получают спектр ЯМР.

Поскольку в реальных условиях ядро экранировано электронной оболочкой, соответствующий резонансный сигнал проявляется при более высоких значениях напряженности внешнего магнитного поля по сравнению с неэкранированным ядром. Этот эффект обозначается химическим сдвигом и измеряется в миллионных долях (мл).
Для определения химического сдвига протонов (протонный магнитный резонанс, ПMP) исследуемого вещества применяют внутренний стандарт, как правило, тетраметилсилан (ТМС), резонансная частота которого совершенно не зависит от концентрации и химического состава анализируемого вещества. Сигнал протонов ТМС, находящийся в очень сильном поле, принимается равным нулю, все другие сигналы, расположенные в более слабых полях, имеют положительные значения.
В настоящее время имеется обширнейшая информация по спектрам органических соединений, позволяющая достаточно однозначно интерпретировать полученные результаты спектрального анализа по методу ЯМР.

Исследования в целом включали в себя следующие этапы:

– получение эталонных образцов препарата в стеклянной установке из нормализованной сырья по методу Дорогова, в том числе и обезжиренного;

 – получение стандартных образцов препарата из серийной мясокостной муки;

 – определение физико-химических показателей препарата известными способами (плотность, щелочность и др.);

 – проведение анализа методом спектроскопии ЯМР и сравнение результатов анализа для препаратов, полученных различными производителями.

1. Экспериментальная часть.

1.1. Подготовка образцов сырья.

Эталонные образцы препарата получали из мясокостной муки по ГОСТ 17536-82 1-ого сорта, содержащей не менее 55% протеина и влажностью 5-5,5%. Нормализация сырья производилась путем сушки серийной муки до остаточной влажности 0,5% (температура 110°С) с последующим добавлением необходимого расчетного количества дистиллированной воды.

Для факультативного исследования производили обезжиривание муки, путем экстракции жиров хлористым метиленом с последующей фильтрацией образцов и сушкой осадка до окончательного удалением остаточного растворителя.

При исследовании влияния качества серийно производимого сырья на показатели АСД–2 использовали муку с содержанием протеина в диапазоне от 30 до 60%, влажностью 3–10%.

1.2. Аппаратура и методика процессов термического разложения.

1.2.1. Опыты по получению эталонных образцов АСД–2 проводили в кубе Фаворского, представлявшем собой цельнопаянную из термостойкого стекла (пирекс) установку, состоявшую из колбы (500мл), дефлегматора, прямого холодильника, отводной трубки и аллонжа. К аллонжу с помощью шлифа подсоединяли сменный градуированный приемник (50 мл). В крупнодонную колбу и в дефлегматор устанавливаются термометры с диапазоном измерения температуры до 500°С. Нагрев производили на песчаной бане. Температуру регулировали с помощью лабораторного автотрансформатора (ЛАТР), термопары и пирометра. Разложение мясокостной муки производили со скоростью не более 50С в минуту в диапазоне 150–450°С, давая при температурах 250, 350 и 450°С выдержки не менее 1 часа.

1.2.2. Термическое разложение образцов серийной муки проводили на стендовой установке, состоявшей из муфельной печи с массой загрузки 50 кг, кожухотрубчатого теплообменника, приемной емкости, обогреваемого сепаратора-отстойника и системы фильтров, позволяющей произвести качественное разделение водной и масляной фракции. Вся установка была выполнена из нержавеющей стали.
Разложение мясокостной муки производили со скоростью не более 50°С в минуту в диапазоне 150-450°С, давая при температурах 250, 350 и 450°С выдержки не менее 3 часов.

В качестве образцов сравнения испытывали препарат АСД–2 производимый Армавирской (Россия) и Голещинской (Украина) биофабриками.

1.3. Спектроскопия ЯМР

Спектры ЯМР 1Н (ПМР) регистрировались на спектрометре GEMINI – 300 относительно эталона дейтерированного диметилсульфооксида ДМСО-d6 (CD3 – SO – CD3). Остаточный сигнал ДМСО проявляется в спектрах в области 2,49 м.д. относительно эталона тетраметилсилана ТМС ((CH3)4Si). В ампулу заливали 1мл образца и опускали в нее капилляр, заполненный внешним эталоном гексадейтерометилсульфооксидом ДМСО-d6. Спектр записывался после накопления большого количества (n ~ 500-3000) импульсов.

2. Обсуждение результатов

Свежеприготовленные эталонные образцы препарата, полученные как с нормализованной, а также с обезжиренной мясокостной муки с содержанием протеина 55% представляли собой прозрачную летучую жидкость плотностью до 1,13 г/см3 светлокоричневого цвета с красноватым оттенком, рН=9,5. В процессе фильтрации, по видимому за счет контакта с кислородом воздуха, препарат приобретал равномерный коричневый цвет, соответствующий цвету чайной заварки. В значительном ряде случаев в процессе отстоя препарата наблюдали выпадение осадка, после чего плотность раствора снижалась до 1,09-1,10 г/см3.

Практически этих же результатов удалось достигнуть и при получении препарата в условиях укрупнений стендовой установки при использовании серийной муки с содержанием протеина выше 50% и имевшей влажность не более 5%.

В таблице 1 представлены результаты определения показателей АСД–2, полученного из сырья различного качества.

Табл. 1. Показатели АСД2, полученного из сырья различного качества.

Наименование показателя

Содержание протеина в муке, %

 

 

30

44

52

60

1

Внешний вид, *

Практически совпадает

2

Плотность г/см3

1,04

1,07

1,09

1,1

3

рН

Практически совпадает, 9,5

На рис. 1 представлен характерный вид спектра ЯМР 1Н для эталонного образца АСД–2 фирмы “Ареал-Медикал”, полученного из нормализованного сырья с расшифровкой возможных классов соединений, составляющих органическую часть препарата. Как видно из рисунка, сигналы протонов различных функциональных групп выражены достаточно четко и позволяют идентифицировать их наличие или отсутствие в препарате. Следует отметить, что спектры, полученные для эталонных и стандартных образцов препаратов, а также продукции различных производителей в значительной мере совпадают.

В таблице 2 представлены данные, характеризующие ПМР – спектры образцов препарата АСД–2, полученного фирмой «Ареал-Медикал» (1 эталон, 2 стандарт), Армавирской (3 стандарт) и Голещинской (4 стандарт) биофабриками.

Табл.2. Характеристики спектров ПМР различных образцов АСД2

Наименование функциональной группы

Химический сдвиг д , препарата АСД-2Ф

 

 

1 эталон n=4

2 стандарт n=20

3 стандарт n=6

4 стандарт n=2

1

Четвертичные аммониевые соли R (N+(CH3)4) R=CH3-COOH

3,38-3,40

3,20-3,60

3,10-3,30

3,08-3,20

2

Меркаптаны CH3-S, C2-4H5-9-C

2.30-2,46

2,30-2,46

2,32-2,44

2,10-2,42

3

Амиды R-CH2(C=O)-NH

1,86-2.00

1,86-2,00

1,84-2,04

1,84-1,96

4

Замещенная мочевина CH3-NH(C=O)NH

1,70-1,84

1,70-1,84

1,72-1,84

1,74-1,86

5

Метиленовые группы циклических соединений, n>5 -(CH2)n-

1,60-1,76

1.60-1,76

1,62-1,78

1,64-1,74

6

Метиленовые группы -(CH2)n-

1,00-1,30

1,00-1,30

1,04-1,28

1,10-1,24

7

Метильные группы (CH3)n-

0,60-1,00

0,60-1,00

0,62-0,94

0,52-0,98

8

Вода, гидроксильные группы

4,00-5,50

4,00-5,50

4,00-5,50

4,00-5,50

9

Диметилсульфоксид, стандарт

2,48-2,50

2,48-2,50

2,48-2.50

2,48-2,50

10

Ароматические соединения

-

-

+

+

● n – количество исследованных образцов.
** – отсутствует
*** + присутствует

● Как видно из данных таблицы 2, в спектрах всех образцов препарата АСД–2 наблюдаются сигналы протонов алифатических органических соединений, содержащих следующие функциональные группы: R3 N+-, СНз(С=О)-, CH3-S-, CH3-NH(C-O)NH-, (СН2)n-(циклические соединения). Спектры ПМР отличала повторяемость и удовлетворительное воспроизводство. Наблюдаемое расширение областей допустимых значений химического сдвига функциональных групп для образцов препарата АСД–2 (2 стандарт), объясняется нами значительно большим объемом проанализированных образцов и влиянием неизбежных изменений химического состава различных образцов сырья и технологических режимов получения.
Вывод о том, что препарат АСД–2 изготовленный фирмой “Ареал-Медикал” не содержит ароматических веществ, подтверждается отсутствием в спектрах ПМР сигналов в области 7,2 м.д., характерных для протонов бензольного кольца и других ароматических веществ, в том числе и гетероциклических.
Однако в спектрах ЯМР отдельных образцов препарата АСД–2, изготовленного Армавирской и Голещинской биофабриками, наблюдали сигналы протонов ароматических веществ (сигналы в области ? > 5), что свидетельствует о наличии в данных образцах производных фенолов и (в образце 4 стандарт) замещенных изонетрилов, содержащих ароматические фрагменты. По нашему мнению этот факт свидетельствует о присутствии в образцах АСД–2 следов масляной фракции образцов АСД–3.

● Сравнение интегральной интенсивности сигналов протонов соответствующих функциональных групп по высоте пиков сигналов показало, что в образцах препарата АСД–2 фирмы “Ареал-Медикал” (1-эталон; 2-стандарт) наблюдается максимальная концентрация четвертичных аммониевых солей (в 3-4 раза превышающая соответственно показатель препарата АСД-2 Армавирской биофабрики), а также отмечено пониженная концентрация меркаптанов.

● В связи с тем, что ранее [2] высказывалось мнение о присутствии в препарате АСД–2Ф холиноподобных веществ, нами был получен ПМР – спектр данного вещества в аналогичных условиях анализа.
Он содержит следующие сигналы м,д.: 2,0265 с (3Н), 3,1038 с (9Н), 3,7627 т (2Н) и 4,41 г (2Н). Этих сигналов в спектре всех трех фракций не найдено. Рассмотрение результатов показывает, что сигнал с ? =3,1038 (9Н) соответствует протонам метальных групп при четвертичном азоте и практически совпадает с соответствующим резонансным сигналом в спектре АСД–2Ф, что в определенной мере объясняет, с химической точки зрения, вывод 3. И. Дерябиной о холиномиметических свойствах препарата АСД–2.

● Полученные результаты свидетельствуют в пользу применения спектра ПМР препарата АСД–2 для определения его подлинности в виду однозначности интеграции химического состава органической части препарата. Таким образом, данный спектр ПМР препарата АСД–2 можно применять не только для проверки его подлинности, но и для оценки качества разделения водной и масляной фракции.

Выводы

1. Впервые обоснована возможность применения метода спектроскопии ядерного магнитного резонанса, а именно протонного 1Н (протонного магнитного резонанса, ПМР) для определения химического состава органических соединений препарата АСД–2 и подтверждения его подлинности и качества разделения водной и масляной фракции в процессе производства.

2. Установлено, что образцы препарата АСД–2Ф (фирмы Ареал-Медикал) в наибольшей мере соответствует прототипу; отличаются высокой плотностью, максимальной концентрацией четвертичных аммониевых органических кислот и пониженным содержанием меркаптанов.

4. Установлено, что в отдельных образцы препарата АСД–2, произведенного Арамвирской (РФ) и Голещинской (Украина) биофабриками, содержатся ароматические органические вещества (производные фeнолoв), что свидетельствует о наличии масляной фракии АСД–З.

Литература

1. Николаев А.В. О химическом составе и новых фракциях препарата АСД./Труды ВНИЭВ.-т.22, с. 317-326, 1958

2. Дерябина З.И. Химико-фармакологическая характеристика препарата АСД/ Труды ВНИЭВ, т.25, с. 326-339, 1963

3. Иоффе Б.В., Костиков Р.С., Разин B.В. Физические методы определения строения органических соединений – М. Высшая школа, 1984,

4. 0рганикум. Практикум по органической химии.- М.»Мир», 1979, т. 1,2.

Опубликовано:

на сайте ООО «Ареал-Медикал»: http://www.areal-medical.ru/?action=stati&nom=2

УДК: 57.084:577.19

<<< ВЕРНУТЬСЯ К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА

 <<< ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ РУБРИКИ

Действие бионормализатора Д5 на отдельные физиологические и биохимические показатели организма крысы

О. Б. Бондаренко

Институт радиофизики и электроники имени А.Я.Усикова НАН Украины (Харьков, Украина), gotcha11@yandex.ru

В работе исследовали влияние нового биологически активного препарата Д5 на физиологические и биохимические показатели организма крысы, а также оценивали его противовоспалительную и анальгезирующую активность. Показано, что Д5 при подкожном введении в дозе 0,5 мл/кг не оказывает отрицательного влияния на внутренние органы, а также функциональное состояние сердечной мышцы, печени и почек крысы и основные клинические показатели крови. Отмечена тенденция к увеличению количества нейтрофилов в периферической крови. Установлено, что препарат Д5 обладает противовоспалительным и анальгезирующим действием, которое зависит от дозы и способа его введения в организм.

Ключевые слова: Д5, бионормализатор, биологически активное вещество, кровь, сердце, печень, почки, крыса, противовоспалительное и анальгезирующее действие

Дія біонормалізатора Д5 на окремі фізіологічні і біохімічні показники організму щура

О.Б. Бондаренко

В роботі досліджено вплив нового біологічно активного препарату Д5 на окремі фізіологічні і біохімічні показники організму щура, а також виконано оцінку його протизапальної і анальгезуючої активності. Показано, що Д5 при введенні під шкіру в дозі 0,5 мл/кг не спричиняє негативного впливу на внутрішні органи, а також функціональний стан серця, печінки і нирок щура і основні клінічні показники крові. Відмічено тенденцію до зростання кількості нейтрофілів в периферичній крові. Встановлено, що препарат Д5 має протизапальну і анальгезуючу дію, яка залежить від дози і способу його введення в організм.

Ключові слова: Д5, біонормалізатор, біологічно активна речовина, кров, серце, печінка, нирки, щур, протизапальна і анальгезуюча дія.

Bionormalizator D5 effect on the some physiological and biochemical parameters of rat organism

O.B. Bondarenko

In the work the effect of new biologically active substance D5 on the some physiological and biochemical parameters of rat organism was investigated. Also the antiinflammatory and analgesic activity of D5 was estimated. It was shown that D5 at subcutaneous injection at dose of 0.5 ml/kg does not have negative effect on internal organs as well as on functional state of the heart, liver and kidneys of rats and main clinical parameters of the blood. However, there was tendency to increase the number of neutrophils in peripheral blood. It was found that D5 has antiinflammatory and analgetic action, which depends on the dose and mode of its introduction into organism.

Key words: D5, bionormalizator, biologically active substance, blood, heart, liver, kidneys, rat, antiinflammatory and analgetic action.

Введение

Разработка биологически активных препаратов из натурального сырья является актуальной в первую очередь благодаря тому, что в отличие от целого ряда синтетических и гормональных лекарственных препаратов они не оказывают влияния на организм на генетическом уровне, не вызывают активных аллергических реакций, их применение не приводит к накапливанию в организме большого количества вредных чужеродных соединений (Дорогова, 2000). Известна высокая биологическая активность препарата АСД (антисептик—стимулятор Дорогова, представляющего собой продукт термического расщепления тканей животных) (Дорогова, 2000; Николаев, 1958), который уже длительное время успешно применяется как в ветеринарии (Ветеринарные препараты, 1988; Кирюткин, Горлов, 2002; Герке, 2004), так и в медицинских целях (Дорогова, 2000; Торопова, Синявская, 1993). Используя компоновки различных препаратов, включающих АСД, новокаин и другие, можно получать высокоактивные биостимуляторы, которые можно применять не только для внутреннего, но и, что крайне важно, для парентерального введения. Такие биологически активные препараты могут быть использованы не только для коррекции различных патологических состояний, но и для повышения устойчивости организма к экстремальным криовоздействиям. В то же время, для увеличения селективности действия и биологической эффективности препарата проводятся поиски новых лекарственных форм. Нами разработан новый препарат Д5 (коммерческое название), в состав которого входят компоненты АСД.

Целью настоящей работы явилось изучение биологической активности препарата Д5 при подкожном введении крысам. Анализировали ЭКГ, клиническую картину крови, биохимические показатели работы печени и почек. Также оценивали противовоспалительную и анальгезирующую активность препарата.

Материал и методы

Исследования проведены на 97 белых крысах линии Wistar, массой 200-250 г. Эксперименты проводили в соответствии с Общими принципами экспериментов на животных, одобренными 1 Национальным конгрессом по биоэтике (Киев, 2001) и согласованными с положениями Европейской Конвенции о защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и других научных целей (Страсбург, 1985).

Животные были разделены на 3 группы (n=29): I – интактный контроль (n=7); II – введение изучаемого препарата (n=12); III – введение препарата сравнения (n=10). В качестве препарата сравнения использовали новокаин в связи с тем, что его содержание превалировало в составе комплексного препарата Д5. Препарат Д5 и препарат сравнения новокаин вводили подкожно (рис. 1) в дозе 0,5 мл/кг один раз в день ежедневно в течение 14 дней (рис. 1 и 2).

 

 Рис.1. Подкожное введение препарата Д5 крысе в область брюшины

Воспаление вызывали субплантарным введением 1%-го раствора каррагенина в дозе 0,08 мл (Di Rosa et al., 1971; Рыдловская и др., 2006), (n=33). Измерения проводили с помощью механического онкометра в динамике: до инъекции каррагенина, а также через 1 и 3 ч после инъекции. Препарат Д5 и новокаин вводили подкожно за 20 мин до введения каррагенина, внутрижелудочно – за 30 мин до введения каррагенина.

Рис. 2. Реакция на подкожное введение препарата Д5 крысе через 2 мин (а) и через 24 ч (б). Места введения препарата обозначены стрелками

Противовоспалительную активность (ПА) рассчитывали по формуле (Дроговоз та ін., 2001; Захаревский, 1962) и выражали в %:

 

 

 

где:

Vo – объем лапы животного, в которую вводился каррагенин+препарат;

V3 – объем лапы до введения каррагенина;

Vo* – объем лапы, в которую вводился каррагенин в контроле;

V3* – объем лапы до введения каррагенина в контроле.

Для определения анальгезирующей активности (АА) препаратов крысам внутрибрюшинно вводили 0,6% раствор уксусной кислоты из расчета 10 мл на 10 г массы тела животного по формуле (Дроговоз та ін., 2001). Препарат Д5 вводили подкожно в дозах 0,5 мл/кг (I группа, n=10) и 1,0 мл/кг (II группа, n=8), а также внутрижелудочно в дозе 1,0 мл на животное (III группа, n=10). Сравнением служила группа контроля патологии – уксуснокислые корчи без лечения (IV группа, n=7). Эффективность исследуемых препаратов оценивали по способности уменьшать (в %) количество «корчей» в сравнении с контролем патологии. Подсчет количества «корчей» проводили в течение 20 мин.

Анальгетическую активность (в %) рассчитывали по формуле:

 

 

 

где:

АА – анальгезирующая активность, %;

Ск – среднее количество «корчей» в контрольной группе;

Со – среднее количество «корчей» в опытной группе.

Экскрецию креатинина в крови и моче как показателя, характеризующего скорость клубочковой фильтрации, определяли спектрофотометрически по цветной реакции Яффе (Дроговоз та ін., 2001) с помощью наборов для определения креатинина в биологических жидкостях фирмы «Фелисит-Диагностика» (Украина). Параметры канальцевой реабсорбции почек определяли по методу, описанному в монографии (Дроговоз та ін., 2001).

Определение белка в крови и моче  производили спектрофотометрически с помощью наборов для определения общего белка в биологических жидкостях фирмы «Фелисит-Диагностика» (Украина).

Клинические показатели крови определяли, как описано в монографиях (Ота Шюк, 1975; Лабораторные методы исследования …, 1987; Камышников, 2000). Активность аминотрансфераз сыворотки крови измеряли с помощью наборов «Ольвекс-Диагностикум» (Россия). Удельную плотность мочи определяли на рефрактометре RL-3 (Польша) и пересчитывали по градуировочному графику. ЭКГ регистрировали на компьютерном электрокардиографе, входящем в состав программного комплекса «Полиспектр» фирмы «НейроСофт» (Россия). Данные ЭКГ интерпретировали, используя монографию (Михайлов, 2000). Спектры поглощения записывали на спектрофотометре Lambda 35 (Perkin Elmer, США).

В работе использовали препарат АСД–2Ф (ООО «Ареал-Медикал», Россия). При приготовлении растворов требуемой концентрации исходный стерильный раствор АСД–2Ф принимали за 100%. Также применяли уксусную кислоту и каррагенин («Fluka», Германия), 2% раствор новокаина (ООО «Фармацевтическая  компания «Здоровье», Украина).

Статистическую обработку результатов проводили с использованием компьютерного пакета программ „Statistica, v. 5.5”. Данные оценивали, используя непараметрический критерий Манна-Уитни, выражали в виде M±m. Достоверно различающимися считали результаты при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Как видно из табл. 1, сравниваемые препараты (Д5 и новокаин) не оказывают отрицательного влияния на показатели сердечной деятельности крыс. Имеет место статистически недостоверный (p>0,05) сосудорасширяющий эффект (некоторое увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС) за 1 мин) под влиянием препарата Д5.

Таблица 1.

Влияние препарата Д5 на показатели ЭКГ сердца крыс

Группы

Вольтаж зубцов, мВ

Интервалы, мс

ЧСС

P

R

T

P–Q

QRS

QT

I (n=7)

0,2±0,01

0,42±0,02

0,5±0,01

0,044±0,01

0,025±0,02

0,1±0,05

480±1,5

II (n=12)

0,2±0,01

0,44±0,02

0,5±0,01

0,046±0,02

0,024±0,03

0,2±0,06

510±2,2

III (n=10)

0,2±0,01

0,44±0,02

0,5±0,01

0,048±0,02

0,025±0,02

0,2±0,05

480±1,5

Примечания:

зубец P – предсердная проводимость;

R –  возбуждение желудочков;

T – конечная реполяризация желудочков;

P-Q – предсердно-желудочковая проводимость;

QRS – деполяризация желудочков;

QT – продолжительность электрической систолы.

Как видно из табл. 2, введение сравниваемых препаратов не влияет на диурез и удельную плотность мочи, которые находятся в пределах физиологической нормы. Изучаемые препараты также не влияют значительно на функцию почек, о которой судили по уровню креатинина в крови и моче. Так, введение Д5 незначительно снижало уровень креатинина в моче и несколько повышало его в крови по сравнению с контрольной группой, что характеризует влияние препарата на азотистый баланс как несущественное (табл. 3). Препараты также не влияют на скорость клубочковой фильтрации и величину канальцевой реабсорбции (табл. 4), которые также находятся в пределах физиологической нормы.

Таблица 2.

Влияние препарата Д5 на физические свойства мочи

Группы

Доза, мл/кг

Объем мочи, мл

Удельная плотность, г/см3

I (n=7)

-

6,7±0,6

1,019±0,0001

II (n=12)

0,5

7,22±0,5

1,018±0,0001

III (n=10)

0,5

7,0±0,7

1,018±0,0001

Таблица 3.

Влияние препарата Д5 на содержание креатинина в крови и моче крыс

Группы

Доза, мл/кг

Содержание креатинина 

в крови, мкМ/л

Содержание креатинина 

в моче, мкМ/л

I (n=7)

-

212,36±11,09

8794,5±1466,37

II (n=12)

0,5

226,36±10,8

7734,8±1425,7

III (n=10)

0,5

216,36±9,25

8935,8±1368,8

 Таблица 4.

Влияние препарата Д5 на клубочковую фильтрацию и канальцевую реабсорбцию почек крыс

Группы

Доза, 

мл/кг

Клубочковая фильтрация, 

мл/мин

Канальцевая реабсорбция, %

I (n=7)

-

0,193±0,037

97,2±0,34

II (n=12)

0,5

0,186±0,070

98,6±0,40

III (n=10)

0,5

0,190±0,040

98,3±0,20

Длительное введение Д5 и новокаина не оказывает каких-либо негативных эффектов на показатели функционального состояния печени, в частности, на освобождение органоспецифических энзимов гепатоцитов, наблюдающееся в случаях повреждения клеток. В настоящее время для диагностики состояния печени наиболее широко используется определение каталитической активности аланинаминотрансферазы (АлАТ) и аспартатаминотрансферазы (АсАТ). Активность аминотрансфераз сыворотки крови является чувствительным индикатором повреждения клеток печени, вызванного лекарственными препаратами и гепатотоксичными веществами (Reitman, 1957). Как видно из табл. 5, содержание в плазме крови общего белка, а также ферментов АсАТ и АлАТ находится в пределах физиологической нормы.

Таблица 5.

Влияние препарата Д5 на биохимические показатели плазмы крови крыс

Группы

Доза, мл/кг

Общий белок, г/л

АлАТ,  М/(ч л)

АсАТ, М/(ч л)

I (n=7)

-

53,02±1,73

0,33±0,01

0,26±0,02

II (n=12)

0,5

52,70±1,30

0,32±0,01

0,24±0,01

III (n=10)

0,5

53,10±1,80

0,33±0,02

0,24±0,02

Среди показателей периферической крови изучаемый препарат несколько увеличивает количество нейтрофилов (p>0,05). Остальные показатели находятся в пределах физиологической нормы (табл. 6).

Таблица 6.

Влияние препарата Д5 на клинические показатели крови

Показатели

Группы

I (n=7)

II (n=12)

III (n=10)

Гемоглобин, г/л

116,4±2,3

116,8±2,0

117,2±1,9

Эритроциты, 1012

4,0±0,03

3,9±0,04

4,0±0,02

Лейкоциты, 109

8,0±0,3

10,2±0,8

10,6±0,8

Лейкоцитарная формула, %

Нейтрофилы

28,5±0,9

30,8±0,7

28,90±0,8

Эозинофилы

1,5±0,27

1,76±0,3

1,80±0,2

Лимфоциты

67,5±0,9

68,7±0,85

68,8±0,8

Моноциты

2,75±0,27

2,76±0,3

2,68±0,25

СОЭ, мм/ч

2,3±0,4

2,25±0,5

2,25±0,37

Также не обнаружено аллергических реакций (покраснения, почесывания) в месте инъекции препаратов ни через 24 ч (рис. 2), ни через 48 ч, ни после 14 суток (рис. 3), в течение которых вводили препарат Д5.

Рис. 3. Реакция на подкожное введение препарата Д5 крысе через 48 ч (а) и 14 суток (б). Места введения препарата обозначены стрелками

При вскрытии животных не обнаружено каких-либо видимых отклонений в структуре внутренних органов. Кровоизлияний нет. Сердце, печень, почки, селезенка, поджелудочная железа не имели видимых различий у животных всех групп.

Противовоспалительную активность сравниваемых препаратов изучали на модели острого экссудативного воспаления, вызванного субплантарным введением классического флогогена – каррагенина. Способность тестируемых препаратов уменьшать развитие каррагенинового отека в сравнении с контролем патологии выражали в процентах, которые отображают, насколько данный препарат угнетает развитие отека по отношению к контролю патологии, в котором величина отека принимается за 100% (табл. 7). Определение изменения объема лапы животного является простым, удобным и быстрым способом регистрации степени воспаления и эффективности лечения.

Препарат Д5 вводили подкожно в дозах 0,5 мл/кг (I группа) и 1,0 мл/кг (II группа), а также внутрижелудочно в дозе 1,0 мл на животное (III группа). Сравнением в этой серии экспериментов служила группа контроля патологии (IV группа) – каррагениновый отек без лечения.

Таблица 7.

Показатели противовоспалительной активности препарата Д5

Группы

Исходные

Через 1 ч

ПА, %

Через 3 ч

ПА, %

I (n=7)

1,65±0,2

2,3±0,9

8,0

2,9±0,85

10,7

II (n=9)

1,6±0,6

2,1±0,7

16,3

2,7±0,5

21,5

III (n=9)

1,6±0,5

1,9±0,7

50,0

2,2±0,6

57,2

IV (патология) (n=8)

1,8±0,5

2,4±0,8

-

3,2±0,45

-

Таким образом, можно сделать вывод, что препарат Д5 при подкожном введении в дозе 0,5 мл/кг (0,1 мл на животное) оказывает слабовыраженное противовоспалительное действие. С увеличением дозы противовоспалительная активность препарата повышается. Внутрижелудочное введение препарата оказывает сильно выраженное противовоспалительное действие, сопоставимое с действием нестероидных противовоспалительных средств (например, ПА диклофенака составляет 67-70 %) (Шварц, 1987, 2004).

Анальгезирующую активность препарата Д5 изучали на модели уксуснокислых «корчей» (Дроговоз та ін., 2001) (табл. 8). Данная модель позволяет выявить анальгетический эффект, связанный с угнетением биохимических альгогенов: кининов, простагландинов, биогенных аминов, выделение которых вызывается введением уксусной кислоты.

Как видно из табл. 8, анальгетическая активность препарата Д5 довольно высока. В дозе 0,5 мл/кг она составляет 55,8% и с повышением дозы увеличивается до 63,3%. При внутрижелудочном введении препарат оказывает умеренное обезболивающее действие. Возможно, что высокая анальгетическая активность препарата зависит от наличия в его составе новокаина, обладающего обезболивающим действием, что особенно хорошо проявляется при подкожном введении, в отличие от перорального.

Таким образом, препарат Д5 при подкожном введении в дозе 0,5 мл/кг не оказывает отрицательного влияния на внешний вид внутренних органов и функциональное состояние сердечной мышцы, печени и почек крысы.

Таблица 8.

Показатели анальгезирующей активности препарата Д5

Группы

Кол-во животных 

с «корчами», %

Время наступления «корчей», мин

Кол-во «корчей»

АА, %

I (n=10)

33

17,83±35,5

10,0±0,2

55,8

II (n=8)

33

16,62±34,5

8,3±0,2

63,3

III (n=10)

50

10,4±26,5

16,5±1,8

26,9

IV (патология) (n=7)

100

6,52±24,8

22,6±2,3

-

Гематологические исследования, проведенные ранее для препарата АСД–2, показали (Дорогов, 1956; Дерябина, 1963), что показатели крови при однократном применении АСД–2 не меняются, а при его длительном введении в крови увеличивается содержание эритроцитов и гемоглобина. В белой крови увеличивается содержание эозинофилов и моноцитов, появляются ретикулоциты, что, по мнению авторов, свидетельствует об активизирующем действии АСД–2 на элементы системы соединительной ткани. Выполненный нами анализ лейкоцитарной формулы показал, что препарат Д5 при подкожном введении в течение 14 дней не влияет на основные клинические показатели периферической крови. Исключение составляет выявленная тенденция к увеличению содержания нейтрофилов. Подобные изменения могут быть связаны либо с усилением лимфопоэза, либо с усилением миграции лимфоидных клеток в кровоток, наблюдающимися, в частности, при стрессорных воздействиях (Григорьев, 2007).

Препарат Д5 обладает антиэкссудативным и анальгезирующим действием, которое зависит от дозы и способа его введения в организм. С увеличением дозы противовоспалительная активность препарата повышается. В то же время, внутрижелудочное введение препарата оказывает сильно выраженное противовоспалительное действие, сопоставимое с действием нестероидных противовоспалительных средств. Полученные результаты позволяют заключить, что актуальным является продолжение оптимизации лекарственных форм биологически активных препаратов для парентерального введения, одним из компонентов которых может быть АСД. Препарат Д5 может быть использован в составе композиций, содержащих криопротекторы, для повышения защитных сил организма и возможности образования ice-блокаторов при глубоком охлаждении.

Выводы

1. При подкожном введении препарат Д5 в дозе 0,5 мл/кг не обнаруживает аллергических реакций в месте инъекции, а также не влияет на внешний вид и функциональное состояние сердечной мышцы, печени и почек крысы.

2. Препарат Д5 не влияет на основные клинические показатели периферической крови. Отмечается лишь тенденция к увеличению количества нейтрофилов, которую можно рассматривать в качестве реакции организма на стрессовое воздействие.

3. Препарат Д5 оказывает противовоспалительное действие при моделировании каррагенинового отека, которое зависит от дозы и способа его введения в организм. При подкожном введении противовоспалительный эффект Д5 умеренно выражен и возрастает с увеличением дозы препарата. Внутрижелудочное введение Д5 оказывает сильное противовоспалительное действие, сопоставимое с действием нестероидных противовоспалительных средств.

4. Препарат Д5 проявляет дозозависимый анальгезирующий эффект на уровне 55,8-63,3 %, наиболее выраженный при подкожном введении, в отличие от перорального.

Список литературы

Ветеринарные препараты. Справочник / Под ред. А.Д.Третьякова. – М. Агромпроиздат, 1988. – 319с.

Герке В.С. Биохимические аспекты саркоптоза лисиц и песцов. Дисс. … канд. вет. наук. – Санкт-Петербург, 2004. – 115с.

Григорьев И.И. Иммунотропные эффекты хронического стресса и чувствительность лейкоцитарного звена системы крови к действию интерлейкина 1β. Автореф. дисс. … канд. биол. наук. – Тюмень, 2007. – 21с.

Дерябина З.И. Химико-фармакологическая характеристика препарата АСД // Труды ВНИЭВ. – 1963. – Т.25. – С. 326–339.

Дорогова О.А. Способ активационной терапии заболеваний. Патент РФ №2159116. A61K35/32, A61K35/34, A61K35/36, A61P3/00, A61P37/00, подан 18.04.2000, опубл. 20.11.2000.

Дроговоз С.М., Зупанець І.А., Мохорт М.А. та ін. Експериментальне (доклінічне) вивчення фармакологічних речовин, які пропонуються як нестероїдні протизапальні засоби // В кн.: Доклінічні дослідження лікарських засобів (методичні рекомендації) / Під ред. А.В.Стефанова. – Київ, 2001. – С. 292–294; 302–303.

Захаревский А.С. Влияние некоторых производных индола на нервную систему. Дисс. … канд. мед. наук. – Минск, 1962. – С. 78–80.

Рыдловская А.В., Макарова М.Н., Макаров В.Г. и др. Оценка противовоспалительного действия комбинированного природного препарата артрофлекс на модели каррагенинового отека у крыс линии вистар // Вестник СПбГМА им.И.И.Мечникова. – 2006.- Т.7, № 3.- С. 138-141.

Камышников В.С. Справочник по клинико-биохимической лабораторной диагностике: В 2-х т. Т. 1. – Мн.: Беларусь, 2000. – 495 с.

Кирюткин Г.В., Горлов И.Ф. Справочник ветеринарных биологических препаратов. – Волгоград: ВНИТИ, 2002. – 208с.

Лабораторные методы исследования в клинике / Под ред. В.В.Меньшикова. – М.: Медицина, 1987.– С. 106–138.

Михайлов В.М. Ритмы сердца. Опыт практического применения. – Иваново: «НейроСофт», 2000. – 200с.

Николаев А.В. О химическом составе и новых фракциях препарата АСД // Труды ВНИЭВ. – 1958. – Т.2. – С. 317–326.

Ота Шюк. Функциональное исследование почек. – Прага, 1975. – С. 131–143.

Торопова Н. П., Синявская О.А. Экзема и нейродермит у детей. – Екатеринбург, 1993. – С. 336–339.

Шварц Г.Я. Фармакологические свойства и результаты клинического изучения нестероидного противовоспалительного препарата ортофена // Химико–фармацевтический журнал. – 1987. – №11. – С. 1395–1398.

Шварц Г.Я. Современные нестероидные противовоспалительные средства. – М.: Реафарм, 2004. – 40с.

Di Rosa M., Giround J.P., Williughby D.A. Studies on the mediators of the acute inflammatory response induced in rats in different siles by carrageenen and turpentine // J. Pathol. – 1971. – Vol.104, №15. – P.29.

Reitman S., Frankel S. A colorimetric method for the determination of serum glutamic oxalacetic and glutamic purivic transaminases // Amer. J. Clin. Pathol.- 1957.- V. 28, N 1.- P. 56-63.

Представлено: В. Д. Зінченком / Presented by: V. D. Zinchenko

Рекомендовано до друку: / Recommended for publishing by:

Подано до редакції / Received: 13.04.2009.

© О. Б. Бондаренко, 2010

© O. B. Bondarenko, 2010

Опубликовано:

Бондаренко О. Б. Действие бионормализатора Д5 на отдельные физиологические и биохимические показатели организма крысы // Вісник Харківського національного університету ім. В. Н. Каразіна. Серія: біологія.- 2010.–Вип. 11 (№ 905).- С. 146-153.

Источник: http://asdvopros.wordpress.com

<<< ВЕРНУТЬСЯ К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА

<<< ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ РУБРИКИ