Ваш выбор - жизнь!

Послушным воле Творца,
логике Природы,
голосу Разума

Навигация

Связаться

E-mail: vladimir.zhukoff2013@yandex.by

Телефон: +375 17 3761822

Сотовый: +375 29 6313536

Лечение в Израиле


Глобус Беларуси - Архитектурные и иные достопримечательности Беларуси:


Карты Беларуси:



Праздники сегодня

Смерть от лечения. Диагноз – рак, что делать?


Аркадий Прокоп. Смерть от лечения. Диагноз - рак, что делать?Аркадий Прокоп (Прокопов)

Врач (Integrative medicine, Anti-Aging medicine), журналист, постоянный ведущий рубрики «Формула здоровья» в газете Literarische Zeitung.

Образование: Первый Московский Мед. Институт им. Сеченова (в наст. время: Московская Медицинская Академия им. Сеченова), интернатура в НИИ скоропомощной медицины им. Склифосовского, диплом врача: терапия, скоропомощная медицина. (1974–1980)

Опыт работы:
Врач, старший научный сотрудник Отдела Подводной Биомедицины Института Медико-Биологических проблем МЗ СССР (ИМБП), частнопрактикующий врач (Беломорск, Карелия, Россия), усовершенствование и частная практика в Гейдельберге (Германия), и Будапеште (Венгрия), врач–консультант (Integrative medicine, Anti-Aging medicine), эксперт по гипоксической терапии, в компании Hypoxico Inc. New York, USA. С 2005 по 2008 – частнопрактикующий врач. В настоящее время живет и работает на Майорке.

Integrative medicine, Anti-Aging medicine.
Интегративная медицина – это комплексная система коррекции и сохранения психофизического здоровья человека, использующая лучшие достижения современной и традиционной (древневосточной, народной) медицины. Причем, в первую очередь интегративная медицина применяет натуральные методы лечения, а уже в дополнение к ним, в минимальной степени – некоторые современные лекарства и вмешательства.
Медицина против старения – так во всем мире называют Anti-Aging medicine, медицинскую специальность, применяющую комплексные методы борьбы с биологическими и косметическими проявлениями старения. Сегодня у нее есть средства и методы не только для замедления процесса старения, но и для подлинного биологического омоложения организма.
Patents:
SU 1189425A (A. Prokopov. “Ergo meter for underwater biomedical research”) – June 1984
DE 199 12 337 (A. Prokopov, K. Buecken. "Tragbares Atemgerat fur Training unter Sauerstoffmangel Bedignungen" (Portable Breathing Device for Hypoxic Training) – June 1999

Смерть от лечения

Смерть от официального лечения рака  

Рак. Во многом загадочная и трудная для лечения болезнь, рак, возникает от чего угодно, порой и без всяких видимых причин. Очень трудно распознается на ранних, бессимптомных стадиях, когда поддается лечению, а когда проявляется в выраженных симптомах, то уже почти и не лечится. За последние десятилетия заболеваемость разными формами рака неуклонно растет (по прогнозу ВОЗ к 2025 году будет страдать раком каждый третий житель планеты), лечебные же успехи отнюдь не впечатляют. Куда больше пользы от предупреждения рака. Лечиться от рака стандартными, официальными методами когда он в разгаре, это все равно что начинать копать колодец, когда ты уже умираешь от жажды. Сегодня это правило, а не исключение: ведь больные обычно слепо доверяют своим врачам-онкологам, а те иногда и сами верят, но еще чаще лишь делают вид, что верят в действенность официальных методов лечения (ножа, яда и выжигающего луча), низкая эффективность которых многократно и неоспоримо доказана, в том числе и самими онкологами. Но ничего другого нет в арсенале современной официальной онкологии, хотя научной медицине сегодня известны буквально десятки альтернативных и вспомогательных методов лечения от рака. Но откуда может знать об этом простой человек, ошарашенный грозным диагнозом и подвергающийся со всех сторон огромному давлению как можно скорее начать официальное лечение? Конечно, если бы это лечение всегда помогало, вопросов нет, надо начинать. Но вот статистика что-то не подтверждает безусловную пользу "яда, луча и ножа".

Даже если вам повезло в настоящий момент проживать в стране, где медицинское обслуживание вроде бы на высоте (США, Канада, Австралия, Япония, Франция, Италия, Норвегия, Швеция, Финляндия, Германия....), не обольщайтесь. Статистика эффективности лечения от рака официальными методами удручающе однообразна для всех развитых стран.

Вопрос об эффективности цитотоксической хемотерапии (ХТ) впервые  основательно задал онколог-эпидемиолог и мед. статистик, др. Ульрих Абель из онкоцентра немецкого города Гейдельберга более 20 лет тому назад.  Проанализировав тысячи публикаций в онкологических журналах и сборниках, пообщавшись лично с сотнями специалистов и институтов, он обобщил полученные результаты в фундаментальной статье (U. Abel. Chemotherapy of advanced epithelial cancer: a critical review. Biomedicine and Pharmacotherapy, 1992; 46: 439-452).
  Вот его выводы:

– Хемотерапия не увеличивает выживаемости пациентов и не улучшает качество их жизни для большинства наиболее распространенных видов рака (груди, простаты, желудка, толстого кишечника, легких, мозга и т.д.), где ее, тем не менее, массивно используют.

– Около 80% всех случаев применения хемотерапии не имеет никаких научных обоснований.

– Лишь в примерно 3% случаев некоторых, довольно редких форм рака (лимфогранулематоз, детские лейкозы, тестикулярный рак у мужчин, и одна из форм рака яичников у женщин) хемотерапия может содействовать полному излечению.

Особенно трагичен тот известный факт, что больные, изначально подвергнутые нескольким сеансам химиотерапии, зачастую теряют возможность получить пользу от нетоксичных, иммуностимулирующих, биотерапевтических методов. А поскольку химиотерапия все равно не излечивает 96-98% всех случаев рака, у получивших ее больных тают немногие шансы на выздоровление.

Характерно, что индекс цитирования этой фундаментальной публикации очень низок. Не из-за ее малоинформативности; напротив – по причине ее абсолютной неоспоримости специалистами и по сей день.

“Все должны знать, что так называемые научные исследования по проблеме рака есть по большей части ни что иное как мошенничество, а ведущие такие исследования крупнейшие институты просто обманывают людей, их поддерживающих и им доверяющих“.
Лайнус Полинг. (1901-1994) Дважды лауреат Нобелевской премии

Спустя два десятилетия, трое именитых австралийских онкологов вернулись к той же теме, дотошно проанализировав результаты применения ХТ в Австралии и США (Morgan G, Ward R, Barton M. The contribution of cytotoxic chemotherapy to 5-year survival in adult malignancies. Clin Oncol (R Coll Radiol). 2004;16(8):549-60), наглядно показав безуспешность хемотерапии для продления жизни 95% всех раковых больных. Авторы нашли, что по самой оптимистической оценке, вклад ХТ в пятилетний срок выживаемости составляет в Австралии 2.3%, а в США 2.1%. При этом учитывались лишь результаты рандомизированных, контролируемых клинических испытаний, проведенных в Австралии и США и показавших статистически значимое увеличение пятилетней выживаемости у взрослых в результате применения ХТ. Первичные данные взяты из эпидемиологических регистров за период с января 1990 по январь 2004. В случае сомнений, авторы осознанно интерпретировали данные в сторону завышения эффективности ХТ. Но даже при таком подходе обнаружилось, что ХТ лишь в немногим более 2% всех случаев рака повышает шансы выживания ею леченных.

Таблица 1. Влияние цитостатической химиотерапии на 5-летний уровень выживания (Австралия)
 Опухоль  ICD-9  Число раковых образований у людей в возрасте> 20 лет Абсолютное число оставшихся в живых после химиотерапии в течение 5-ти лет  Процент оставшихся в живых после химиотерапии в течение 5-ти лет
 Голова и шея             140–149, 160–161  2486  63    2.5
 Пищевод      150    1003     54     4.8
 Живот        151    1904  13    0.7
 Толстая кишка             153   7243  128  1.8
 Прямая кишка        154    4036      218  5.4
 Поджелудочная железа     157        1728  –    –
 Легкое             162  7792   118  1.5
 Мягкая саркома ткани    171     665    –  –
 Меланома кожи     172     7811    –  –
 Грудь    174     10661     164    1.5
 Матка     179+182     1399  –  –
 Шейка матки        180  867     104     12
 Яичник     183       1207     105  8.7
 Простата     185     9869   –    –
 Яичко        186      529  221  41.8
 Мочевой пузырь         188  2802   –  –
 Почка     189     2176    –  –
 Мозг    191     1116    55     4.9
 Первично неизвестный участок (метастазирование из неустановленного первичного очага)          195–199   3161  –    –
 Лимфома 
Не Ходжкинская   
 200–202         3145  331   10.5
 Болезнь Ходжкина        201    341    122   35.8
 Многократная миелома (множественный миеломатоз)     203     1023    –     –
 Всего              72903  1690    2.3 %

 

Таблица 2. Влияние цитостатической химиотерапии на 5-летний уровень выживания (США)
 Опухоль  ICD-9  Число раковых образований у людей в возрасте> 20 лет Абсолютное число оставшихся в живых после химиотерапии в течение 5-ти лет  Процент оставшихся в живых после химиотерапии в течение 5-ти лет
 Голова и шея        140–149,  160, 161      5139   97  1.9
 Пищевод         150  1521         82  4.9
 Живот     151   3001        20  0.7
 Толстая кишка          153   13936     146  1.0
 Прямая кишка           154  5533     198  3.4
 Поджелудочная железа     157     3567  –  –
 Легкое     162     20741    410     2.0
 Мягкая саркома ткани      171  858    –   –
 Меланома кожи       172  8646   –  –
 Грудь          174   31133    446  2.0
 Матка     179–182     4611     –  –
 Шейка матки           180  1825   219  12
 Яичник             183   3032  269  8.1
 Простата        185  23242  –   –
 Яичко           186  989    373  37.7
 Мочевой пузырь     188    6667   –   –
 Почка         189  3722   –    –
 Мозг         191  1824       68  3.7
 Первично неизвестный участок (метастазирование из неустановленного первичного очага)           195–199  6200  –  –
 Лимфома 
Не Ходжкинская            
 
 200+202  6217  653    10.5
 Болезнь Ходжкина                 201  846  341  40.3
 Многократная миелома (множественный миеломатоз)            203  1721  –   –
 Всего                   154971  3313  2.1 %

 

 Авторы приходят к следующему выводу: "Применение цитотоксической хемотерапии для лечения солидных опухолей (рака) и введение специальности "клиническая онкология" было некогда оценено как значительный прогресс в лечении рака. Однако, несмотря на прежние представления о хемотерапии как о панацее, излечивающей все формы рака, сегодня стало ясно, что польза от ее применения ограничивается лишь небольшими группами пациентов (3-5% от общего числа), страдающими от редко встречающихся злокачественных заболеваний".
Реномированные онкологи заключили: "Некоторые специалисты оптимистически считают, что цитотоксическая хемотерапия значительно увеличивает выживаемость при раке. Однако анализ показывает, что несмотря на широкое применение новых, дорогостоящих моно- и комбинированных препаратов, эффективность хемотерапевтического лечения практически не улучшилась, как не увеличилась и выживаемость пациентов".

Важные выводы этой статьи дискутировались в австралийской прессе. Специальные медицинские журналы, не говоря уже о популярных изданиях в США и Европе, в том числе в Германии и России, эту публикацию ... проигнорировали.

Со времени публикации Абеля появились интернет и технологии стволовых клеток, мобильники из предметов роскоши перекочевали в экипировку бомжей, а стоимость минуты межконтинентального телефонного разговора уменьшилась примерно в тысячу раз. Читатель знает, как возросла мощность компьютеров и снизилась их цена, и как взрыв цифровой фотовидеотехники послал в небытие пленочные камеры.

Но за это же время, за истекшие десятилетия "бурного развития научной онкологии" под бравурный марш "войны против рака", ХТ практически никаких новых полезных результатов не дала. За одним исключением: стоимость ядовитого "лечения" возросла стократно!

Др. мед. М. Рат: "Возьмем статью в ЮС Ньюс энд Уорлд Репорт ("Cancer: The New Survivors" (April 5, 2004).)
В ней говорится, что около 10 млн. американцев живет с диагнозом рака. Многие получили этот диагноз пять или больше лет назад, и те, кто 15-20 лет назад скорее всего умерли бы от рака, сегодня живы, уверяет автор статьи. Это заблуждение. Большинство больных умирает от метастатического рака, характерного именно для самых распространенных, массовых его типов (рак груди, толстого кишечника, легких и простаты), смертность от которых постоянна. Выживаемость больных с метастазами остается неизменно низкой последние 50 лет. Мнимое улучшение выживаемости объясняется более ранним распознаванием болезни, что лишь сдвигает вперед начало отсчета пятилетнего срока. Это статистический артефакт.
Вот что я писал в своей книге "Раковая Индустрия":
– "Пациент, леченный от рака и проживший пять лет заносится в статистические отчеты как "вылеченный". Но что происходит, если позже у него возникает рецидив, если он умирает? В таком случае, парадоксально, он одновременно попадает в статистику излеченных от рака, и умерших от рака (стр. 26) ".
Это несоответствие сегодня признало даже Американское Противораковое Общество (отчет ACS 2003), которое долгое время упорно отстаивало абсолютную информативность пятилетнего рубежа оценки эффективности лечения. Но вот факты, не попадающие в популярную прессу: процент американцев, умирающих от рака несмотря на лечение, будучи скорректирован по возрастным группам остается таким же, как в 1971г, когда Никсон объявил войну раку, и даже на уровне 50-х годов! За это же время аналогичный процент смертей от инфарктов и инсультов снизился на 59 и 69% соответственно. Успехи, достигнутые в 70-х (лечение лейкозов и лимфогранулематоза, еще нескольких редких опухолей), остались едва ли не единственными достижениями химиотерапии".
"Важнейшей проблемой остаются именно метастазы, от которых и гибнут больные. Логично было бы предположить, что над этим работают ученые, но дело обстоит как раз наоборот. Менее чем полпроцента запросов на финансирование приходится на тему метастазов. Из 8900 исследований, финансированных за последний год, 92% вообще не упоминают метастазы. По мнению др. Фиддлера, автора более 250 публикаций по метастазам, исследователи избегают этой темы, потому что она тяжелая и неплодотворная, быстрого успеха не обещает. "Большинство идет по простому пути" – говорит др. Фиддлер –  "Вот антитела, которые я применю, вот тра-ля-ля-ля, и вот они – денежки".
Согласно европейскому исследованию, двенадцать новых препаратов от рака (одобренных между 1995 и 2000 г. в отношении выживаемости, улучшения качества жизни и уменьшения побочных эффектов) оказались ничем не лучше старых, которые они были призваны заменить. Однако стоимость их резко повысилась, в одном случае лекарство подорожало в 350 раз. В одной из статей дается список "Магических средств и методов, которые на самом деле таковыми не являются". Туда попали облучение, интерферон, интерлейкин-2, эндостатин, и гливек."

"Здесь мы видим многомиллиардный бизнес, рутинно убивающий людей ради финансовой выгоды. Все их исследования заключаются в бесконечных попытках выяснить, чем две дозы яда лучше трех доз того же яда"
Глен Уорнер, биотерапевт-онколог

Посмотрим теперь на статистику некоторых «альтернативных» методов.

Др. Йозеф Иззелс (www.Issels.com), начавший применять комплексную иммуностимуляцию и витамины в своей клинике под Мюнхеном еще в 50-х годах прошлого века, уже тогда добился в 16.6 % полного излечения (исчезновение первичной опухоли и ее метастазов при наблюдении после выписки в течение 5 и более лет) у пациентов, поступивших в его клинику после исчерпания всех возможностей ортодоксальной терапии с крайне тяжелыми, метастатическими формами рака. Большинству этих больных онкологи прогнозировали срок жизни в несколько недель. Официальная статистика излечения таких пациентов конвенциальными методами – менее 2%. Статистический анализ результатов метода Иззелса, основанный на личном опросе и изучении мед. документации пациентов, был выполнен международно признанным, ведущим экспертом в этой области, голландским мед. статистиком и врачом А. Одье (A.G. Audier, "Immunotherapie Metastasierender Malignome" , 1959, Die Medizinische Wochenschrift 40: 1860-64). Сегодня в Сан-Диего, Калифорния, работает элитная клиника, применяющая метод Иззелса.

Сходные цифры полного излечения (17%) были получены английским профессором Андерсоном (John Anderson. General Practitioner, London 1971. 34: 15-16) из Королевского колледжа Лондона при обследовании 570 больных, леченных методом Иззелса. Эти пациенты тоже приступили к лечению его методом после исчерпания всех возможностей официальной медицины.

А. Хоффер, биохимик, психиатр и практический врач, специалист по ортомолекулярной терапии (клеточной медицине): "Я начал применять ортомолекулярный подход еще в 60-е годы. С 1978 по 1999 г. я пролечил более 1000 раковых пациентов, большей частью тяжелых. Результаты вкратце таковы: к концу четырехлетнего срока наиболее тщательно документированного наблюдения (1990-1994) 40% пациентов, получавших формулу, основанную на вит. С, были живы. Из пациентов, не получавших этой формулы, к этому времени были живы лишь 15%". Опыт А. Хоффера обобщен в многочисленных публикациях, докладах на конгрессах и семинарах врачей, практикующих ортомолекулярную терапию (клеточную медицину). Адрес: www.islandnet.com

Статистика достаточно наглядна, "медиана продолжительности жизни", похоже, здесь не требуется. Существуют и тщательно документированные, общедоступные научные монографии Герзона, публикации Полинга и Камерона, Двоскина и Клюевой (препарат Круцин), статьи сотрудников др. Рата, и т.д. и т.п. Хотя, конечно же, крайне необходимы дальнейшие клинические исследования и публикации по эффективности методов клеточной медицины и биотерапии рака.

Еще вот что интересно: не выходившая на биржу компания доктора Рата, без рекламы, в условиях кризиса и сильнейшей конкуренции стабильно делает свои примерно 20 "альтернативных" млн. долларов в год (данные доступны на сайте компании). Кстати, остающееся после необходимых расходов (зарплата сотрудников, НИОКР, налоги и т.д.) – полностью вливается в Фонд Здоровья доктора Рата, ведущий большую просветительную и благотворительную деятельность (информацию о докторе М. Рате см. в рубрике "Клеточное здоровье"). Хотите – называйте это рекламой. Важен результат: наглядные примеры пользы витаминных препаратов действуют на нормальных людей куда сильнее официального одобрения ФДА (Управления по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США; Food and Drug Administration  – FDA), пресс-релизов в Рейтерс и биржевых успехов раздутого ядовитого пузыря. Успех – это доверие людей, и ортодоксальная хемотерапия его неуклонно теряет.

"Хемотерапия эффективна всего лишь против 2-4 % из всего множества известных типов и разновидностей злокачественных опухолей... Она может увеличить продолжительность жизни, нередко и полностью излечить при следующих формах рака: болезнь Ходжкина (лимфогранулематоз), острый лимфоцитарный лейкоз, тестикулярный рак и хориокарцинома", – писал Ральф Мосс в своей книге "Оспаривая Хемотерапию", в 1995 г. Мосс говорит, что честные, высокопрофессиональные и заботящиеся о благе своих больных онкологи живут в состоянии непреходящего душевного конфликта. Отдав много лет своей жизни изучению медицины и практической тренировке в применении сильнейших ядов, они в конце-концов убеждаются, что это лечение, за редким исключением, не работает, но почти всегда приносит ненужные страдания больным.
Тщательно отслеживая развитие хемотерапии за истекшие годы, этот признанный независимый эксперт мнения своего по сей день так и не изменил. То же самое думают и российские специалисты по раку, работающие биотерапевтическими методами. Нет никаких оснований надеяться на грядущий революционный прорыв на хемотерапевтическом фронте, где ситуация вот уже пятьдесят лет практически без перемен, за исключением неизменного роста прибылей фармакартеля. Едва ли нужно искать другую причину упорного и повсеместного насаждения хемотерапии при всех формах рака.

Нет такого преступления, перед которым остановился бы фармакартель в погоне за прибылью.
Др
. Марсиа Ангелл Бывший главный редактор New England Journal of Medicine.

Агрессивные методы создают новые большие проблемы для здоровья, возникающие порой через много лет после завершения лечения. Например, еще в 1981 году было показано, что дети, леченные облучением при болезни Ходжкина (рак лимфатических узлов), впоследствии в 18 раз чаще заболевают раком груди и раком щитовидной железы, чем необлученные пациенты. Химиотерапия очень часто оставляет неврологические последствия, так называемый "хемо-мозг", заключающиеся в потере памяти, познавательных функций и т.д. Примерно 15-25% таких пациентов страдают от тяжелых депрессий, что, по их словам, часто бывает еще хуже чем рак, от которого их лечили. Наконец, часты случаи развития нового рака через много лет после проведенной хемотерапии – как отдаленный результат применения мутагенных ядов. Отдаленные последствия ХТ, вызванные мутациями ДНК, одинаковы для всех мутагенов (цитотоксические ХТ средства, облучение и есть сильнейшие мутагены): это ускоренное старение и стимуляция роста новых опухолей.

Хорошо известно, что на одну убитую хемотерапией или облучением раковую клетку приходится около миллиарда уничтоженных здоровых клеток. В том числе, ценнейших иммунных и стволовых клеток, в первую очередь необходимых для борьбы организма с опухолью. Образно это можно было бы сравнить с планомерным уничтожением всего населения нашей планеты, включая призванных следить за порядком полицейских, потому что кому-то помешали 6 человек.

Официальное онкологическое лечение неизбежно снижает защитные силы организма, а оставшиеся после него опухолевые клетки приобретают еще большую агрессивность, часто давая метастазы в жизненно важные органы. То есть, другими словами, эти методы в 95% не приводят к излечению, но гарантированно ускоряют и утяжеляют болезнь.  Недавно в Великобритании провели исследование примерно 600 случаев гибели раковых больных в течение месяца после начала курса ХТ (“Systemic Anti-Cancer Therapy: For Better, For Worse? (2008)” National Confidential Enquiry into Patient Outcome and Deaths, ncepod.org.uk). Выявились такие факты: 40 процентов пациентов испытывали "значительные признаки отравления" во время лечения. Примерно в 25 процентах ХТ ускорила гибель больных или стала непосредственной причиной смерти. В половине случаев лечения хемотерапией решение врача о ее применении было абсолютно необосновано интересами пациента.

"Большинство раковых пациентов в этой стране умирают не от рака, а от хемотерапии. Хемотерапия не вылечивает рак груди, легких и толстого кишечника. Это известно уже давно, однако врачи упорно применяют ее именно в этих случаях. Больные раком груди женщины умирают гораздо быстрее с хемотерапией, чем без нее" Доктор Алан Левин. США.

Свободная пресса сообщала, что Жаклин Кеннеди умерла от рака, как и король Иордании Хуссейн. Они "боролись с раком, но болезнь победила". Это ложь – оба умерли от последствий ХТ. Как и тысячи других известных, но слишком доверчивых людей. Интересно, почему же большинство вполне разумных, образованных и небедных пациентов почти безропотно соглашаются на "overpriced, physician-assisted suicide" (http://www.healthranger.org/bio.html)?

"Хемотерапия – наиболее дорогой вид самоубийства с помощью врачей". Майк Адамс, журналист.

Вероятные объяснения:

– Здоровым людям несвойственно задумываться о мрачном, жутком, безысходном, пока это их лично, или близких не коснулось, но тогда бывает уже поздно трезво сориентироваться. Гораздо приятнее обмениваться биржевыми и светскими новостями, любезностями и сплетнями на коктейль-парти. Или, кому неймется – витийствовать на кухнях и в интернет-форумах о политике, экономике и науке, реже – о медицине, влияя на ход событий примерно как зудение комаров действует на периодичность солнечных пятен.

– Врачам доверяют в "быстром и неотложном ремонте", поэтому автоматически продолжают доверять и в других, более сложных обстоятельствах.

– Видя, читая и слыша, поглощая сваренное на кухне масс-медиа одно и то же пойло (трудное для ума, конфликтное чтение, в целом довольный жизнью обыватель не любит), большинство запрограммировано на фатализм.

– Ну и наконец, массовое медицинское страхование (как и наоборот – недостаточность оного) – надежный инструмент безотказного направления потоков денег, больных, да и здоровых людей куда нужно.

И многие, в том числе безнадежно зомбированные идеологией раковой индустрии, – и сами заболевшие раком врачи, с покорной готовностью кладут свои жизни на ее алтарь, потому что и они, как "враги народа" на Московских процессах 36-38 годов, верят: – нет и не может быть никакой альтернативы "единственно правильному, научно обоснованному учению....".

О том, что любая ХТ ускоряет возникновение метастазов, а в отдаленном плане – появление новых опухолей, давно знают врачи биотерапевтического направления. Недавнее исследование выявило молекулярный механизм этого явления (http://www.uni-heidelberg.de/presse/news07/2708zellen.html). Работает он по тому же принципу, что и механизм возникновения резистентных штаммов патогенных бактерий при антибиотикотерапии: все раковые клетки ХТ убить не может, зато выжившие ускоренно приобретают повышенную устойчивость не только к примененному, но и всем другим ядам (феномен "множественной резистентности"). Стандартная ХТ неизбежно и закономерно разрушает иммунитет и систему кроветворения, нарушает всасывание питательных веществ, вызывает истощение, апатию и депрессию (хемо-мозг) – и приводит к состоянию, в котором большинство больных, медленно угасая, пребывает месяцы, редко годы. Остановить прогрессирование опухоли и развитие метастазирования на таком фоне практически невозможно.

И когда в результате стандартного агрессивного лечения быстро иссякает иммунный и регенеративный потенциал больного (говоря иначе, истощается лимит стволовых клеток костного мозга и других органов), и спровоцированные лечением, в том числе и операциями, устойчивые к яду и лучу метастазы поражают жизненно важные органы, тогда официальная медицина констатирует, что ее возможности исчерпаны. А ведь многим пациентам еще до постановки окончательного диагноза настойчиво предлагают подписать согласие на проведение химиотерапии, а в случае отказа от нее просто не предлагают никакого иного лечения. При этом, хотите верьте, хотите нет, но анонимные опросы онкологов показывают: в случае ракового заболевания у себя или членов семьи, большинство из них предпочло бы лечиться альтернативными методами,...такие дела (например: Moore, M.J., Tannock, I.F., How Expert Physicians Would Wish to Be Treated If They Developed Genitourinary Cancer, Abstract No. 455. Proc. American Society of Clinical. Oncology, 1988; 7: 118; Philip Day, "Cancer: Why we’re still dying to know the truth", Credence Publications, 2000).

"Вы не поверите, сколько чиновников ФДА, их родственников и знакомых приезжает лечиться ко мне в Ганновер. Вы просто обалдеете, если узнаете, сколько приезжает больших людей из Американской Медицинской Ассоциации, Американской Противораковой Ассоциации, директоров официальных раковых клиник – в качестве моих пациентов!".
Др. Ханс Нипер, один из ведущих немецких специалистов по альтернативной терапии рака. В интервью Джеффу Харшу. 1987 г.                 

Многочисленные противоречивые политические и финансовые интересы управляют медицинским бизнесом, и новое всегда пробивается с большим трудом в практической медицине. Тем не менее, развитие нетоксичных и высокоэффективных методов лечения от рака – это процесс неудержимый. Кстати, многие ли знают, что в США уже лет десять как учрежден отдел комплементарной и альтернативной медицины при государственном научно-исследовательском Национальном Институте Здоровья, и альтернативных врачей порой даже приглашают консультировать в клиники? Они популярны, публикуют книги, читают лекции в залах, по радио и телевидению, значит лед тронулся и процесс – то, как говорится, пошел… Современная биомедицинская наука точно установила: все натуротерапевтические или, точнее, биотерапевтические методы профилактики и лечения от злокачественных опухолей так или иначе стимулируют естественные механизмы, которые сотни миллионов лет эволюции выработали специально для самозащиты от рака многоклеточного организма. Механизмов этих немного. Например, ставшая раковой клетка может впасть в фазу длительного покоя (дормантную стадию). Нередко раковые клетки гибнут, убитые иммунными клетками, Т-лимфоцитами, либо погибают в некрозе (массивной воспалительной гибели опухолевых клеток) в результате тромбоза питающих опухоль сосудов, или при апоптозе (аккуратной и безболезненной саморазборке раковых клеток на безвредные молекулярные запчасти, – питательные вещества, усваиваемые затем соседними здоровыми клетками). Есть обоснованное расчетами мнение, что в любом здоровом организме постоянно образуются опухолевые клетки, как доброкачественные, неагрессивные, так и агрессивные раковые, однако все вышеобозначенные механизмы их эффективно отслеживают, изолируют и если нужно, уничтожают. Так в хорошо управляемом государстве своевременно нейтрализуются потенциальные и обезвреживаются полицией реальные преступники, так поддерживается безопасность общества – организма. И лишь разнообразные врожденные и приобретенные дефекты этой натуральной защиты проявляются в росте доброкачественных опухолей (бессмысленно накапливающих ресурсы, но практически не нарушающих функций организма) и злокачественных, раковых опухолей (грабящих общественные ресурсы и убивающих своих соседей – здоровые клетки). Однако и в теле и в государстве любые полицейские акции – всегда крайность. Лучше если им предшествуют куда более эффективные меры первичной профилактики. Нужно лишь занять население разумным, созидательным трудом, дать возможность честно зарабатывать на достойную жизнь и полноценно отдыхать, тогда и у полиции будет меньше работы. Именно так действуют первичные защитные, профилактические противораковые механизмы в любом здоровом организме. Они же становятся и лечебными, если их направленно активировать и стимулировать. Действие их может ослабнуть под влиянием чрезмерных стрессов и разнообразных токсинов, но его можно и усилить. Для этого необходимо знать и правильно использовать естественные для организма, сложившиеся в ходе эволюции биологические сигналы и воздействия, а также умело применять некоторые пищевые вещества, витамины, разнообразные стимуляторы иммунитета растительного и животного происхождения. Сегодня уже есть практическое решение основных проблем, относящихся к раку и другим болезням цивилизации (БЦ), поскольку независимой биомедицинской науке удалось наконец выявить универсальные, фундаментальные молекулярно-биологические механизмы, лежащие в их основе, и найти средства надежного управления ими.

Так что можно надеяться, помощь придет, особенно для того, кто помнит библейское: "Ищущий – да обрящет! Стучащему – отворятся двери".

Диагноз – рак, что делать?

Разум – как парашют. Когда открыт – работает.
Томас Дьюар

Диагноз - рак, что делать?

Жизнь нас постоянно учит новому, хотя учиться, как и жить, невозможно заставить, это всегда личный выбор... Узнав о диагнозе рака, не спешите полагаться только на официальную онкологию. Согласно вышеизложенному, при большинстве раковых заболеваний применяемые ею методы помогут в лучшем случае лишь на короткое время, но при этом способны неизбежно ускорить развитие устойчивых против лечения метастазов. Кроме того, эти методы ослабляют организм, отнимают у него энергию и жизненные силы, нужные для борьбы с опухолью. Гораздо разумнее было бы начинать лечение от рака именно с биотерапевтических методов, и лишь в случае неуспеха их осторожно применять “яд, луч и нож“, но о какой разумности здесь можно говорить, если, как отмечалось ранее, многим пациентам еще до постановки окончательного диагноза настойчиво предлагают подписать согласие на проведение химиотерапии, а в случае отказа от нее просто не предлагают никакого иного лечения. В результате пациенты приходят на лечение натуральными методами слишком поздно, когда их регенеративный потенциал уже истощен химиотерапией и облучением. Обычно к этому времени глубоко истощены и финансы пациента, ведь обычно люди, как правило вопреки рекомендациям специалистов, чаще всего не скупятся на порой дорогостоящие, но едва ли эффективные псевдонаучные и чисто эзотерические методы лечения. Господствующая при этом легенда или идея такова: есть некое магическое, труднодоступное и дорогое средство, которое мол творит чудеса.

Вообще, магическое мышление, вера в чудо, как и религиозная потребность – эти защитные механизмы сознания очень часто пробуждаются у раковых больных, осознавших, что жизнь их близится к концу. В официальную науку до конца верят немногие, ибо у большинства с ней связаны горькие разочарования после проведенных курсов хемотерапии и облучения – это ведь все научные методы. Разница между ортодоксальной и альтернативной, биологически ориентированной терапией от рака тоже не всем понятна. Зато не гаснет надежда и вера в чудесное исцеление – как вера в удачу и возможный выигрыш в лотерею, ведь кто-то все  же выигрывает миллионы. Например, одна больная метастатическим раком печени и костей после моей детальной консультации решила отнюдь не в пользу научно обоснованной биотерапии, но отправилась спецрейсом к бразильскому знахарю (ловкая турфирма в Германии организует туда чартерные рейсы специально для раковых больных) и пробыла там наполненную эйфорической надеждой неделю. По возвращении немедленно наступило катастрофическое ухудшение. Эффективный курс биотерапии обошелся бы дешевле, и жила бы она по сей день...

Лечение от рака – это не игра в лото, это больше похоже на шахматы. Играть приходится с коварным противником, и правила в ходе игры он может неожиданно менять. Не говоря уже о том, что он пользуется очень сильной поддержкой и изнутри и извне...

С другой стороны, рассуждая логически, – сегодня ведь грех жаловаться. Не хотите хемотерапии – не соглашайтесь на нее, вас же не принуждают под дулом пистолета. То же самое относится к облучению и операции. К экстрасенсам, магам и прочим «чудотворцам» вас тоже никто силком не тянет. Да и в Интернете уже много ценной информации по биотерапии рака. Так что все необходимые формальности соблюдены, свобода выбора (особенно за наличные) несомненно есть. Остается лишь вечный вопрос: "Что делать?" с постоянно обновляющимся подтекстом – "Кому же верить?". Особенно остро встает он, когда речь идет не только о вашими знаниями и убеждениями обоснованном, личном предпочтении того или иного подхода, но о выборе метода лечения для ребенка или близкого человека, такими знаниями явно не обладающего. Принимая ответственное решение, разумно прежде изучить все альтернативы, ибо лишнего знания не бывает; ведь как сказал Лопе де Вега: "Кто мало знает, тот много плачет". Давно прошли библейские времена, когда верили что "Многие знания умножают скорбь..."

Сразу оговорюсь, что я никоим образом не намерен выплескивать с водой и ребенка. И даже при моем крайне негативном отношении к химиотерапии рака, я признаю, что есть некоторые формы злокачественных опухолевых заболеваний, где разумная химиотерапия и умеренное облучение могут принести пользу определенным больным.

 Еще раз напомню, что есть 4 вида рака, от которых ХТ может вылечить, при условии, что пациент ее переживет. Это некоторые формы детских лейкозов, лимфогранулематоз (болезнь Ходжкина), рак яичка у мужчин и одна из форм рака яичников у женщин. Вместе взятые, они как раз и составляют те самые 2-3% эффективности ХТ от общего числа случаев рака, описанные Абелем и подтвержденные Морганом и др.

Кстати, эксперты альтернативной медицины единодушны: иногда можно и воспользоваться в начале лечения одним из официальных методов (операция, химиотерапия, облучение), но дальнейшее лечение разумно выбирать из альтернативного, биотерапевтического арсенала. При этом необходимо отметить, что, например, клеточную медицину, основанную на молекулярной биологии, биохимии и физиологии клетки (на порядок более научную дисциплину, чем современная, насквозь эмпирическая хемо – радио – онкология), нелепо относить к "альтернативной медицине". Да и вообще сам термин: "альтернативная медицина" – ходульный и надуманный, ибо какая же может быть альтернатива основанному на фундаментальной науке биотерапевтическому подходу, дополненному искусством врачевания? Разве что полный отказ от него, подмена врачевания изощренными технологиями отравления и облучения, навязывание ненужных лекарств, насаждение чувства безнадежности, манипуляция массовым сознанием, обман и запугивание. В свете вышеизложенного, именно официальную хемо – радио – онкологию следует считать "безнадежной альтернативой" подлинной медицинской науке, здравому смыслу и общечеловеческой морали.

Но если ХТ настолько плоха, тогда почему же Большие Люди делают то же самое, что и массы? Ведь и они лечатся ХТ, с теми же мрачными исходами – вместо того чтобы искать спасительные альтернативы.

Здравомыслящие люди есть везде, даже среди преуспевающих и от рождения небедных. Но чтобы начать думать логически о своем здоровье, большинству нужны особые условия. Например, такие, что выпали Майклу Милкену, акуле Уолл-Стрита, получившему десятилетний тюремный срок за биржевые махинации в начале 1990-х., принесшие ему миллиарды. В тюрьме у 46-летнего биржевого воркоголика диагностировали агрессивную форму рака простаты; врачи прогнозировали ему не больше 18 месяцев жизни. Но Милкен не бросился сломя голову в омут ХТ и отказался от операции, благо срок предоставил время для размышлений. Он выбрал альтернативное лечение: диета, витамины, амигдалин (laetrile), медитация, акупунктура и т.д. И что же? Не только выжил сам, но и учредил (отсидев три года и выйдя условно-досрочно под домашний арест) фонд для исследования и лечения от рака простаты (www.prostatecancerfoundation.org/site/c.itIWK2OSG/b.81488/k.BD5/Michael_Milkens_Story.htm).  Более того, упекший Милкена в тюрьму судья через некоторое время сам заболел агрессивным раком простаты, и просветленный медитацией и опытом альтернативной терапии Милкен ему по-христиански помог, проконсультировал и наставил на альтернативно – истинный путь. Они даже стали друзьями в конце-концов. Имя судьи – Руди Джулиани, бывший мэр Нью-Йорка; представлять его излишне.

Другая знаменитость – президент США Р. Рейган – лечился  в Германии от рака толстого кишечника у доктора Ханса Нипера, известного альтернативного ракового терапевта, к которому тайно, без медиа-паблисити прилетали на консультации и лечение кинозвезды, политические лидеры, банкиры, бизнесмены и... директора ведущих американских раковых клиник (http://www.whale.to/cancer/nieper.html).

Интересна история Нила Деула, принадлежность которого к американскому истеблишменту не вызывает сомнений (http://www.cancer-coverup.com/story/story_b.html). Деул был инвестором небольшой компании (T-UP, Inc.), выпускавшей нерегулируемое ФДА (американским Минздравом) средство от рака. Препарат продавался как суплемент (БАД), он показывал хорошие результаты при разных формах рака, подтверждаемые сотнями документированных историй болезней. Тем не менее, или как раз благодаря этому, компанию атаковала ФДА и Деула обвинили в тяжелых преступлениях против здоровья американского народа. Несмотря на то, что ни одного случая жалоб клиентов на компанию не было, напротив – сотни благодарных свидетельств от вылечившихся. Уже во время судебного процесса случилось неожиданное. В январе 1999 у Деула диагностировали агрессивную форму рака простаты. Пока обвинители и защитники обменивались аргументами, Деул спокойно и последовательно применил к себе "шарлатанский" продукт, который сам и финансировал. Пользовавшие его врачи были в шоке: громко протестуя, они предрекали ужасный исход, если Деул откажется от операции, облучения и ХТ – стандартного набора при этой частой форме рака. Однако все вышло наоборот, на фоне лечения «альтернативным» препаратом все показатели пациента быстро нормализовались. Исследования подтвердили – опухоль исчезла. При этом пациент вел вполне обычный, активный образ жизни, не страдая от инвалидизирующих последствий стандартного лечения. Ни его врачи, ни обвинители происшедшее никак не прокомментировали. Защищая свое доброе имя в суде, Деул и его семья потратили больше миллиона долларов. Наглядный урок будущим инвесторам, что выгоднее финансировать: ядовитые снадобья, делающие миллионерами в одночасье, или действительно целебные средства, за которые ФДА – страж народного здоровья – вас же и ущучит.

"Мне просто мучительно наблюдать, как люди уверены, что FDA их защищает. 
Это вовсе не так. То, что FDA делает, и то, что думает о ней народ – разница как ночь и день".
Др. Ли, бывший директор FDA

  
"В течение последних десятилетий было предложено много новых, порой блестящих подходов к лечению от рака. Большинство предложений просто игнорируется либо сразу отвергается официальной медициной, а многих первооткрывателей откровенно преследуют. В книге "Индустрия Рака" я привожу восемь таких примеров". 
                               Маттиас Рат, др. мед., врач, предприниматель, политический деятель (США, Германия).

Врачи биотерапевтического направления давно уже едины во мнении, что по своей биологической природе рак не является ни неизлечимым, ни тем более смертельным заболеванием. Неизлечимым и смертельным сегодня делает рак чаще всего именно официальная раковая медицина. Сложные случаи могут быть трудными, даже очень трудными для лечения, но, тем не менее, – едва ли безнадежными, если своевременно применить индивидуализированное сочетание лучшего, что в изобилии накоплено сегодня во всемирной сокровищнице медицинских биотерапевтических знаний и опыта.

В настоящее время почти любому больному можно подобрать индивидуальную комбинацию биотерапевтических методов, которая помогает, поддерживает и увеличивает силы, а не истощает их. Как показывает опыт, около 80% всех форм рака можно хорошо контролировать и даже полностью излечивать от них, если применять щадящие методы сразу же после постановки диагноза. Во время лечения необходим тщательный медицинский контроль, который и покажет, есть ли улучшение. Если улучшения не видно и рост опухоли продолжается, тогда есть смысл применить один из официальных методов: операцию, облучение, в некоторых случаях и хемотерапию. Но даже и в таком варианте, очень важно дополнить стандартное вмешательство специальным антираковым питанием, мощной витаминотерапией, фитотерапией, детоксикацией и разными формами энергетического лечения. И не стоит преждевременно «сдавать позиции».  Ведь есть документированные факты выздоровления даже при многочисленных и тяжелых метастазах, когда вовремя применено эффективное комплексное лечение. Семикратный чемпион "Тур де Франс", американский велогонщик Лэнс Армстронг до начала своей блистательной карьеры прошел химиотерапевтическое лечение от рака (у него оказалась редкая форма рака, при которой возможно излечение химиотерапией), в том числе у него был хирургически удален метастаз в головной мозг. После лечения Армстронг и выглядел и был так же слаб, как заключенный концлагеря. Однако, собрав волю в кулак, и применяя новейшие методы тренировок и восстановления, он не только вернул утраченную спортивную форму, но и добился неслыханного в истории престижнейших велогонок успеха, победив семь раз подряд!
Необходимо понять, что период после завершения официального, стандартного онкологического лечения – наиболее ответственный. Именно в нем организм либо окончательно побеждает оставшиеся раковые клетки, либо они продолжают расти дальше. Задача реабилитационного периода в том, чтобы помочь организму больного самому довести эту борьбу до победного конца, ведь у него все для этого есть. Но сделать это невозможно за недели и месяцы, и тем более немыслимо, если пустить все на самотек и надеяться лишь на маскирующие симптомы болезни лекарства. Комплексное биологическое противораковое лечение является ничем иным, как постоянной, упорной, длительной тренировкой собственной защитной системы организма для поддержания высокого противоракового тонуса. Оно должно продолжаться годы, как любые тренировки у спортсменов. Ведь в жизни, как и в спорте, иначе не бывает, вспомните Армстронга. Хочешь победить – нужно постоянно тренироваться! 

Источник: по публикациям Аркадия Прокопа на  http://www.za-za.net

Описание: https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcT3s7PRm5WLmTKXc4lKj_WWJjdhahk2ZIp1N_pqXrbhB1BncCPW4g

 

 Система «ОНКОНЕТ» – эффективное лечение и активная профилактика рака.

Лечение рака. Средства лечения рака. Профилактика рака

<<ВЕРНУТЬСЯ К ПЕРЕЧНЮ СТАТЕЙ РАЗДЕЛА

Система "ОНКОНЕТ": Лечение рака. Профилактика рака