Ваш выбор - жизнь!

Послушным воле Творца,
логике Природы,
голосу Разума

Навигация

Связаться

E-mail: vladimir.zhukoff2013@yandex.by

Телефон: +375 17 3761822

Сотовый: +375 29 6313536

Лечение в Израиле


Глобус Беларуси - Архитектурные и иные достопримечательности Беларуси:


Карты Беларуси:



Праздники сегодня

Виктор Зорза и Первый московский хоспис

Картинка 95 из 1816Первый московский хоспис начал свою работу по инициативе английского публициста Виктора Зорза. Его история – пример отца, потерявшего своего ребенка и сумевшего найти выход из этого тяжелого состояния в благотворительной помощи сотням людей, чей диагноз «онкология».

Виктор Зорза родился в селе Коломее, на Западной Украине. В 1939 году, после присоединения Западной Украины к СССР, семья Виктора была сослана в Сибирь. Ему тогда было всего четырнадцать лет. Вся родные погибли, только ему и сестре чудом удалось спастись. После побега из лагеря Виктор долго скитался по стране, жил, где придется, нищенствовал. В Куйбышеве юноша случайно познакомился с известным писателем Ильей Эренбургом, который помог ему перебраться в Англию. Оказавшись в безопасности, недавний заключенный решает самостоятельно разобраться в причинах коммунистического террора. Он читает все работы Сталина, Ленина, Маркса и Энгельса. Изучает историю всех крупных революций, начиная с современности и кончая восстанием Спартака. В 1950 году в "Гардиан" выходит его первая статья, посвященная деятельности Никиты Сергеевича Хрущева. За две недели до снятия легендарного генерального секретаря ЦК КПСС Виктору Зорза с удивительной проницательностью удается предвидеть события в Кремле. С тех пор еженедельные публикации Виктора Зорза в "Гардиан" и "Вашингтон пост" вызывают интерес широкого круга людей во всем мире.

В 1975 году от рака умирает 25-летняя дочь Виктора, Джейн. Перед смертью, когда страдания девушки стали совсем невыносимы, ее поместили в специальный хоспис для умирающих. Добрые руки и чуткие сердца работников хосписа смогли облегчить ее последние дни. "Я умираю счастливой", – сказала Джейн и наказала родителям в память о ней создавать хосписы для больных раком по всему миру. После смерти дочери Виктор Зорза поставил перед собой цель – любой ценой исполнить ее последнюю волю.

С приходом демократии ему удалось приехать в Россию. Здесь он понял, что страна нуждается в таких приютах для страдающих как никакая другая. Осенью 1990 года он открыл хоспис в Санкт-Петербурге (первый в СССР и России хоспис на окраине С-Петербурга в пос. Лахта, открытие которого было бы невозможно без участия его основателя – замечательного врача Андрея Владимировича ГнездиловаПрим.).

Среди приверженцев идей Виктора Зорза одной из первых стала Вера Васильевна Миллионщикова. Работая врачом-онкологом, она постоянно сталкивалась с бездушным отношением к неизлечимым больным, столь распространенным в нашей медицине, когда медсестры подчеркнуто брезгливо отказываются входить в лифт с больными, а врач, не стыдясь, говорит санитарке: "Ты больше не заходи к раковой из третьей палаты. Она безнадежна, только время у нас отнимает". Вера Васильевна не могла примириться с таким отношением к больным: заботилась о своих пациентах не только во время их пребывания в стационаре, но и после выписки, заходила к ним домой, дружила с их семьями, помогала, чем могла. Это показалось подозрительным главному врачу института, где работала Вера Васильевна. Над ее головой стали сгущаться тучи: назревали скандал и увольнение. Как раз в этот момент она услышала о человеке, который создает хосписы для больных раком.

Ее первая встреча с Виктором Зорза произошла в 1992 году, и с самого начала стало ясно, что они – единомышленники. Виктор Зорза убедил Правительство Москвы выделить помещение и средства для создания в городе первого хосписа. Ему передали пустующее здание бывшего Дома ребенка рядом с метро "Спортивная", на реконструкцию которого ушло четыре с половиной года. 18 сентября 1997 года состоялось торжественное открытие Первого московского хосписа, который возглавила Вера Васильевна Миллионщикова.

Сегодня Первый московский хоспис обслуживает 250 больных на дому и 30 в условиях стационара. В основном, это пациенты Центрального административного округа, но в различных округах Москвы в настоящее время работают также и другие хосписы. Хоспис работает под контролем и в тесном сотрудничестве с окружным Комитетом здравоохранения. Когда главный онколог округа получает данные о наличии на его участке онкологического больного 4-ой группы, так называемого безнадежного, он передает эти сведения в хоспис. На первичный прием к больному выезжает врач хосписа и определяет, какая конкретная помощь требуется человеку, поскольку ситуация может быть очень разной.

Больным, о которых заботятся родственники, сотрудники хосписа оказывают главным образом симптоматическую медицинскую помощь на дому. Симптоматическое лечение означает борьбу не с самим заболеванием, с которым уже невозможно справиться, а с сопутствующими ему болью, тошнотой, рвотой, пролежнями. Тем, кто нуждается не только в медицинских, но и в бытовых услугах, сотрудники и добровольцы хосписа доставляют продукты, помогают с уборкой, стиркой, приготовлением пищи. Когда возникает необходимость, юрист хосписа консультирует больных по вопросам составления завещания, решения имущественных и квартирных проблем. У хосписа есть контакты с представителями всех конфессий: православной, католической, мусульманской, протестантской. Так что, по желанию пациента, его может начать посещать духовник.

Поскольку люди обычно легче переносят тяжелую болезнь дома, госпитализация больных происходит только в самых крайних случаях. Например, если пациента мучают постоянные боли, а болеутоляющие средства не помогают. Обычно это происходит из-за нарушения графика приема сильных обезболивающих препаратов. В хосписе такому больному подбирают специальную схему приема медикаментов, а главное – восстанавливают веру в эффективность лечения. Когда самочувствие пациента улучшается, он снова возвращается домой. Госпитализируют больных и в тех случаях, когда необходимо дать их родственникам возможность передышки. Онкологические заболевания, как правило, протекают длительно и мучительно. Часто родственникам, чтобы обеспечить надлежащий уход за умирающим, приходится бросать работу, отдавать борьбе с болезнью все свое время и силы. Нередко в подобных ситуациях близкие больного сами находятся на грани нервного срыва. Если сотрудники хосписа видят, что ситуация в семье достигла критического уровня, больного госпитализируют.

У московского хосписа много добровольных помощников. После того как был показан телевизионный ролик с просьбой о помощи, телефон в приемной хосписа звонил, не умолкая. Конечно, часть добровольных помощников со временем отсеялась, но те, чья потребность помогать людям была действительно глубокой, остались. Сегодня в хосписе насчитывается более трехсот добровольцев, из которых активно работают около тридцати человек. Перечень их обязанностей самый разный. Кто-то ходит к больным домой, кто-то организует для пациентов стационара концерты, кто-то занимается уборкой помещений, отвечает на телефонные звонки, привлекает спонсорские пожертвования. Почти все помощники хосписа очень молоды (средний возраст добровольца – 22 года). Многие из них работают в солидных фирмах, получают неплохие деньги, но это не мешает им посвящать свое свободное время хоспису.

Вообще сотрудники Первого московского хосписа многое перенимают у своих британских коллег, первыми начавших создавать центры по уходу за умирающими. Английские медики ежедневно трудятся бок о бок с русским персоналом, обучая его в процессе работы грамотно снимать болевой синдром, залечивать пролежни; регулярно проводят обучающие семинары, в частности, в области поддерживающей медицины, практически неизвестной и не практикуемой в России.

Но есть вещи, которым в московском хосписе никого учить не нужно. "Самое главное, что мы можем дать нашим больным – это любовь, – говорит Вера Васильевна. – Когда человек чувствует, что он любим, у него и боль проходит, и живет он дольше". Первое требование, которое главврач московского хосписа предъявляет к своему персоналу – чуткое отношение к пациенту и умение его выслушать. Хоспис – это не обычная больница, и люди здесь требуются необычные. Можете ли вы себе представить, чтобы медсестра решила пропустить отпуск только потому, что один из пациентов очень к ней привязан и ни о ком другом и слышать не желает? А вот в Первом московском хосписе подобный случай никого не удивит. Но не каждый способен на такую чуткость, поэтому к желающим работать в хосписе сначала присматриваются, и непременным условием для приема в штат являются 60 часов безвозмездной работы.

Для тех, кто работает в хосписе, нет "мелочей". В планировке и оформлении помещений продумана каждая деталь. Коридоры украшают картины и живые цветы; рядом с палатами предусмотрены комнаты для родственников; в каждой есть собственный выход во дворик, где больные могут гулять в любое время. Сами палаты – либо одноместные, либо четырехместные. Это тоже неслучайно: в двухместной палате больные обычно настолько привязываются друг к другу, что смерть одного из них оказывается для другого слишком сильным потрясением. В трехместной палате кто-нибудь один, как правило, начинает чувствовать себя лишним, что вызывает у больного дискомфорт, а этого в Первом московском хосписе никак не могут допустить. Сотрудники хосписа обращают внимание и на каждую мелочь в поведении больных.

Побывав в московском хосписе, действительно начинаешь верить, что любовь способна творить чудеса, особенно познакомившись с историями почти невероятных выздоровлений. Так, например, одна бывшая пациентка хосписа несколько лет не вставала с постели. Когда врачи увидели ее в первый раз, они не думали, что женщина проживет еще хотя бы год. Но прошло 5 лет, а она не только жива, но даже снова научилась ходить и теперь работает в регистратуре хосписа.

Развитие Виктором Зорза хосписного движения в России показывает, как помощь тяжелобольным людям помогает справиться с личным горем, как отдав свое сердце людям, нуждающимся в помощи и поддержке, можно преодолеть душевную боль и существенно изменить к лучшему жизнь многих больных и их семей.

Анна Васильева. Виктор Зорза и Первый московский хоспис: Человек живет дольше, когда его любят.

Примечание. Виктор Зорза, пробивший бюрократические преграды на пути создания первого в СССР и современной России хосписа, умер в Англии, завещав его основателю Андрею Гнездилову развеять пепел своего праха над домом этого хосписа в Лахте. И его желание было Андреем исполнено.