кадуцей

О методе истинной (чистой) натуропатии и чем обедал папуас – о необычном эксперименте, поставленном природой в Новой Гвинее

Что такое истинная (чистая) натуропатия?

Время от времени мне задают вопрос, а что же такое «чистая», или истинная натуропатия? Каково происхождение этого названия, на первый взгляд, даже весьма нескромного? Что же, все прочие натуропаты должны и сами себя называть неистинными, да ещё и «нечистыми»? Самый полный и вполне достаточный ответ на этот вопрос даёт приводимая ниже цитата из книги выдающегося австралийского натуропата Кеннета Джеффри «Естественное здоровье», впервые изданной в Сиднее ещё в 1967 году. Книга К. Джеффри была переведена на русский язык с экземпляра, хранящегося в Москве, в Центральной библиотеке (так называемой «ленинке»), на котором красовалась надпись: «Подарена народу СССР гражданами Австралии. Даритель – Кеннет С. Джеффри (Куинсленд)». Правда, русский перевод этой книги известен только в «самиздате».

С Кеннетом Джеффри, автором ряда других популярных книг, состояли в дружеской переписке ведущий специалист по лечебному голоданию в бывшем СССР российский профессор Ю.С.Николаев и доктор медицинских наук, профессор А.Н.Кокосов, научный руководитель Санкт-Петербургского городского центра РДТ (т.е. разгрузочно-диетической терапии – так по-научному называется лечение голоданием). К. Джеффри сам был таким «чистым» натуропатом, к этому клану можно по праву причислить известного специалиста по иридологии Бернарда Йенсена, британского натуропата Гарри Бенджамина и некоторых других. Итак, вот как ответил в своей книге на поставленный вопрос К.Джеффри:

«Естественное лечение известно под разными именами: такими, как естественная гигиена, натуропатия, естественное лечение или натуротерапия. Естественное лечение – это не одно лишь голодание или исключительно диета, одни лишь упражнения и релаксация или же только положительное мышление. Каждый из этих методов эффективен и существенен, но полный результат естественного лечения не придет до тех пор, пока все методы не будут использованы одновременно. Эти простые методы вызывают восхищение своей эффективностью, когда используются вместе.

В естественном лечении наблюдаются два противоположных направления – реформистское и другое, признающее теорию кризов. Реформисты – это те люди, которые считают, что массы не готовы к восприятию полной истины натурального образа жизни и что частичных методов, проповедуемых ими, вполне достаточно. Эти люди могут верить только лишь в одну диету, в одно лишь голодание или в какой угодно другой вид натуропатии и пользуются им односторонне. Они могут достигнуть некоторого улучшения даже при одностороннем подходе к делу, но никогда не достигнут истинно положительных результатов, которые приходят в том единственном случае, когда используется ряд методов в сочетании друг с другом. Очень часто последователи одностороннего реформистского течения находятся под влиянием медицинской философии и ищут специальные средства от заболеваний.

Направление, признающее теорию кризов, представляет собой чистую натуропатию. Последователи этого направления сознательно и научно комбинируют для достижения наилучших результатов те методы натуропатии, которые последователями реформистского направления также используются, но без сознательного сочетания и односторонне.

Сторонники теории кризов знают, что силы, скрытые в естественной диете, голодании, воде, воздухе, Солнце, земле, физических упражнениях, расслаблении и положительном умственном взгляде на жизнь, должны использоваться в сочетании друг с другом для того, чтобы поднять общий уровень здоровья организма. Когда это достигается, природа устраивает исцеляющий криз. Само слово «криз» обычно пугает, но в данном случае это не есть нечто, чего следует бояться, это всего лишь признак жизненной активности, который нужно приветствовать.

Криз может вылиться в форму интенсивного потения, диареи, рвоты, воспаления, головных болей или болей в разных частях тела, или кожных высыпаний. Естественный криз всегда сопровождается повышением температуры. Когда наступает криз, больной должен проводить полное голодание на чистой воде до тех пор, пока явления криза не пройдут. Когда криз спадет, больной взамен его получит естественное крепкое здоровье.

Криз представляет собой реконструктивный период, в течение которого ткани, очищенные голоданием, вновь строят и усиливают свои клетки. Может пройти не один криз, прежде чем больной может сказать, что он излечен».

Как явствует из этой пространной цитаты, «чистая» натуропатия – это такая, которая применяет в качестве главного своего инструмента изобретённое самой Природой лечебное средство под названием «исцеляющий криз».

Однако, для чего нам сегодня нужна эта разновидность натуропатии, спросит читатель, так красиво себя именующая, такая “чистая” да “истинная”? И почему при такой декларируемой чистоте да истинности сия разновидность натуропатии не пользуется широкой популярностью у пациентов (да они про неё даже не слышали!). Может быть, она не даёт результатов, безнадёжно устарела и потому не без основания давно забыта? Но ведь мы живём в эпоху разнузданной рекламы, и стало почти приличным быть тем самым куликом, который лишь своё болото хвалит, так почему «истинные» натуропаты пребывают в неизвестности? Или у них невысокие доходы и средств на рекламу не хватает?

Нет, всё дело в том, что «чистые» натуропаты, к которым и я имею честь принадлежать, точно так же, как некоторые фирмы, «не ищут клиентов, они их выбирают». Потому только, что пациент, ищущий совета или помощи у «чистого» натуропата, обязательно должен понять и принять его философию здоровья и болезни: ведь восстанавливать здоровье ему придётся в основном своими усилиями – это прежде всего очень серьёзные изменения в привычках питания, а вдобавок он должен быть готов (и это наверняка потребуется) пройти (умеючи!) курс голодания, и возможно, не один, длительностью в несколько дней а то и недель, а всё это потрудней, согласитесь, чем принимать пищевые добавки (хотя в наше время это практически для всех насущная потребность) или пить с душистым мёдом целебные травяные чаи…

С другой стороны, истинная натуропатия (т.е. натуральная, или естественная гигиена) из-за своей философии здоровья и болезни, не согласующейся с общепринятыми медицинскими взглядами, издавна была объектом серьёзных атак со стороны медицины ортодоксальной, официально признанной и имеющей во всех цивилизованных странах поддержку от государства. Однако сегодня, к примеру, в одной из статей на сайте Научного общества натуральной медицины вполне уважительно говорится о том, что натуропаты совершенно иначе трактуют отдельные симптомы болезней, с которыми, по их мнению, совершенно не надо бороться. Потому что они просто являются показателем происходящего процесса самоизлечения… Когда этот процесс самоизлечения заходит достаточно далеко, человек перестаёт вообще болеть вирусными заболеваниями. Так что в этом учении, по сути своей гигиеническом, есть «сермяжная правда», очень актуальная в наше время новых вирусных атак и угрозы бактериологического терроризма.

Яростное противостояние в недавнем прошлом натуропатии и официальной медицины, в частности, привело к закрытию старых натуропатических школ в США – «хранителей учения». Открывшийся же там сравнительно недавно новый натуропатический колледж в Сиэтле (наиболее известный как университет Бастира) уже не отражает взглядов «чистой» натуропатии, он является, к сожалению, реформистским. Примерно такую же эволюцию претерпел и процветающий по сей день санаторий-клиника, основанный в Цюрихе ещё в 1897 году швейцарским врачом Максом Бирхер-Беннером, одним из основоположников диетологии как науки, который первым из врачей начал всерьёз заниматься лечением сырой диетой и свежими соками.

Тем не менее для «чистой» натуропатии поистине настало время, так как за последние три–четыре десятка лет наметились серьёзные стыковки, обещающие в дальнейшем постепенный процесс конвергенции этой разновидности натуропатии с отдельными отраслями науки о человеческом теле, на которых зиждется медицинская практика (сама же медицина, по моему понятию, – не наука, а искусство или ремесло, в зависимости от квалификации и таланта врача). Идейный кризис, который она переживает, мне думается, происходит прежде всего по той причине, что собственной философии здоровья и болезни у медицины нет (да и не может быть), а науки, на которых основана медицинская практика, тянут её в разные стороны, как лебедь, рак и щука.

Проиллюстрирую это на одном, но зато очень ярком примере.

Нутрициология, т.е наука о питании, говорит, что опасно нарушать так называемое белковое равновесие. Студенты медицинских факультетов заучивают вроде бы несокрушимый на первый взгляд постулат о том, что поступление с пищей белка никак не должно быть меньше ежесуточных его потерь: дефицит белка в пище приводит к страшным последствиям для здоровья как развивающегося организма ребёнка, так и для взрослых. Это общеизвестно и подтверждается фактами, статистикой, и всякий, кто посмел бы это оспаривать, будет раздавлен горами литературы, посвящённой болезням из-за белкового дефицита. И считается бесспорной необходимость наращивать в таких случаях количество белка в питании, хотя этот белковый дефицит, по моему мнению, подкреплённому научными данными, вызван только лишь дурной традицией потребления продуктов, содержащих белок, не сбалансированный по аминокислотам (продукты из зерна). Я постоянно в подобных дискуссиях обращал внимание оппонентов на то, что в тех самых регионах, где наблюдается белковый дефицит, он известен лишь у человека, а в окружающей его природе всё живое от такого дефицита не страдает… Жители африканской деревни, питающиеся кукурузной и просяной кашей, страдают от дефицита белка, а вот живущим в окрестностях деревни обезьянам, которые лишь эпизодически лакомятся початками кукурузы, делая из леса набеги на поля, это никогда не угрожало.

Мне удалось сделать роскошный подарок сторонникам снижения белковой нормы, когда я обнаружил и ввёл в научный оборот в дискуссиях о питании один серьёзнейший аргумент против общепринятой белковой нормы. Этот факт по-прежнему игнорируется нутрициологами, т.е. специалистами по питанию, но им оперируют специалисты по микрофлоре – вовсе не натуропаты, а учёные, работающие в русле ортодоксальной медицины. Они приводят в пример папуасов Новой Гвинеи, у которых отрицательный баланс белка (и это на протяжении всей жизни!!!): в их организме распадается белка в полтора раза больше, чем они потребляют со своей привычной пищей – это сырой и варёный батат и т.п. И эти учёные объясняют, как при удивительно низком суточном потреблении белка (всего 20–30 граммов), т.е. при явном и бесспорном «белковом дефиците» из маленького папуасика вырастает вполне здоровый взрослый папуас. И откуда в его организме постоянно прибавляется тот белок, которого нет в пище, и почему он остаётся здоровым, несмотря на то, что «по науке» при таких ежесуточных потерях белка человек не должен расти и развиваться, ему положено просто таки на глазах таять…

Будучи действительным членом Московского общества испытателей природы при МГУ, я сделал небольшой доклад на эту тему о своей находке на секции геронтологии, по просьбе её руководителя доктора медицинских наук Л.М. Сухаребского. В качестве члена этого научного общества, в добавок будучи также постоянным внештатным корреспондентом газеты «Труд» по отделу науки, и тем не менее с некоторыми трудностями, я всё же смог опубликовать, под рубрикой “Гипотезы, открытия, проекты” небольшую корреспонденцию по этому вопросу («Чем обедал папуас», 27 ноября 1986 г., см. ниже – прим.). И хотя при тираже в 19 млн. экз. ей было сложно остаться незамеченной (ведь